Ж.И. Алферов: Наши успехи в значительной степени определялись достижениями в системе образования

  • 0_5007e_23d7693f_xl.jpg
17 октября Госдума рассматривает два альтернативных законопроекта об образовании. Один подготовлен депутатами фракции КПРФ, другой – правительством и «Единой Россией». Законопроект «О народном образовании» представили его авторы – О.Н. Смолин и Ж.И. Алферов. Предлагаем вашему вниманию выступление Нобелевского лауреата, академика Жореса Ивановича Алферова на пленарном заседании Государственной Думы 17 октября.

 

— Глубокоуважаемые коллеги!

Мы сегодня обсуждаем чрезвычайно важный закон. И при его обсуждении, мне кажется, мы должны исходить не из фракционных интересов, а из того, что это важнейший закон для страны.

Я вспоминаю, что когда-то президент Кеннеди сказал, что Советский Союз выиграл соревнование в космосе за школьной партой.

В 1961 году великий президент Академии наук СССР Мстислав Всеволодович  Келдыш  подписал  соглашение  о научном  сотрудничестве с Академией наук США. По этому соглашению я в 1970 году провёл полгода в Иллинойском университете. Встречаясь со студентами и работая с ними, я увидел, что на самом деле Кеннеди сказал абсолютно правильно: школьное образование в Соединённых Штатах Америки было намного ниже нашего. И только когда студенты выполняли и получали master degree после бакалаврской подготовки, они подходили примерно к тому же уровню, который имели наши специалисты.

Вот два законопроекта. Они отличаются тем, что в проекте, о котором рассказывал Олег Николаевич Смолин, имеется масса совершенно конкретных вещей. Я повторю, при обсуждении этих законопроектов нужно исходить не из фракционных интересов, а из того, как будет лучше для нашей страны.

В истории XX века было два замечательных инновационных проекта, которые изменили науку, технологию, дали очень многое, они делались для создания атомного оружия. Это"манхэттенский проект" в США и советский атомный проект.

Все инновационные проекты выполняются людьми, и кадры определяют всё. Кадровую проблему для Соединённых Штатов Америки решил Адольф Гитлер, потому что все задачи решались специалистами, которые эмигрировали из Европы после прихода нацистов к власти. Кадровую проблему для советского атомного проекта решил Абрам Фёдорович Иоффе, потому что и Курчатов, и Арцимович, и Зельдович, и Харитон, и Анатолий Петрович Александров и многие-многие другие — это школа академика Иоффе, это советская физическая школа, а образование почти все они получили на физико-механическом факультете политехнического института, созданного Абрамом Фёдоровичем Иоффом.

И должен вам сказать, что наши последующие успехи в значительной степени определялись достижениями в системе образования. Наука интернациональна, образование в каком-то отношении интернационально, нужно обязательно пользоваться международными и мировыми достижениями. Но при этом надо опираться на свою отечественную школу, которая была у нас очень и очень неплохая.

Между прочим, изделия нашего атомного проекта имели такое название: первая бомба, которая была копией американской, но, тем не менее, называлась РДС-1, вторая, которая была полностью наша, вдвое легче и в два раза мощнее — РДС-2, первая водородная бомба — РДС-6. Эта аббревиатура расшифровывалась следующим образом — Россия делает сама. И мы, рассматривая эти проекты, должны опираться на накопленный богатый опыт.

Безусловно, школьное образование — база, дальше вузовское образование, в котором мы должны использовать все достижения, которые были у нас. Только что закончился санкт-петербургский научный форум — седьмая встреча нобелевских лауреатов, на котором мы обсуждали разные проблемы. Нобелевский лауреат Эдмунд Фелпс из Соединённых Штатов Америки подчёркивал в своём докладе: Россия — богатая страна, Россия может очень многое купить, но добиться настоящих успехов она может, только развивая по-настоящему свою экономику, свою систему образования.

Сегодня важнейшей проблемой нашей страны является возрождение экономики, основанной на высоких технологиях и научных разработках. Основная проблема и науки, и в значительной степени образования заключается в том, что они не востребованы экономикой и обществом. И вот когда наши специалисты будут востребованы экономикой и обществом, уверяю вас, какой бы законопроект мы сегодня ни приняли, нам придётся ориентироваться в основном на тот закон, который представил Олег Николаевич Смолин. Вот это нужно учитывать, потому что ничего более значимого для нас нет.

Очень важно, что правительственный закон в процессе обсуждения по целому ряду пунктов впитал те предложения, которые были в смолинском законе, но при этом основное отличие осталось как раз в целом ряде конкретных пунктов.

И ещё, я хочу сказать следующее. Это то, что Олег Николаевич говорил в конце, вспоминая писателя Васильева. В 1941 году, 21 июня, закончил школу мой старший брат. Он собирался быть инженером-энергетиком, но не стал им, пошёл добровольцем на фронт, прошел Сталинград, прошел Курскую дугу и погиб под Корсунь-Шевченковским. Он прекрасно воевал и был очень образованным человеком, он погиб в 20 лет, и я все эти годы вспоминаю его. И я, между прочим, подумал, а как бы он и десятки миллионов его сверстников голосовали сегодня. Они голосовали бы за смолинский законопроект! (Аплодисменты.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *