Высшая школа пошла под нож. В ближайшее время сокращение грозит каждому пятому вузу

Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил на встрече со студентами в Санкт-Петербурге, что он против резкого сокращения вузов. А до этого, в июле президент Владимир Путин поставил перед Минобрнауки конкретную задачу: до конца 2012 года выявить все неэффективные государственные вузы, а до мая 2013 года – разработать и утвердить программу их реорганизации. Спустя две недели после постановки задачи министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сообщил, что в ближайшие два-три года число госвузов сократится на 20%, а их филиалов – на 30%.

 

Теперь премьер-министр России Дмитрий Медведев заявляет, что он против резкого сокращения вузов… Что стоит за словом «резкое», вопрошают специалисты, если процесс уже идет аж с 2007 года?

 

Обратимся к предыстории вопроса. В 2010 году случилась первая и большая утечка информации относительно плана сокращения количества вузов в стране. Члены комитета Госдумы РФ по образованию Олег Смолин и Иван Мельников обнародовали служебную записку «Программа сети высших учебных заведений, подведомственных Рособразованию, на 2010–2011 годы», под которой стояла фамилия главы тогдашнего агентства по образованию «Рособразование» Николая Булаева. Из 344 российских вуза, подчиняющихся Минобрнауки, планировали оставить всего 230–250. Большого скандала после обнародования записки не случилось, население быстро успокоили, что, дескать, это все происки политических конкурентов. Но спустя какое-то время у части вузов из того списка «подвисли» выборы новых ректоров. Подошел срок, а кандидатуру нового не утверждают. Некоторые вузы жили в таком «подвисшем» состоянии даже несколько месяцев.

 

Тем не менее идти до конца с «ужатием» вузов власти не решились, потому что приближались президентские выборы. Кто добровольно полезет в петлю? Все изменилось с приходом новой команды Министерства образования и науки РФ. Пришли люди, молодые, амбициозные и ретивые, призванные в одночасье разрушить ту систему, которая, справедливости ради заметим, в чем-то действительно уже себя изжила. В недрах Минобрнауки РФ появились критерии, по которым можно было бы решать дальнейшую судьбу высшей школы.

 

Но… вдруг выяснилось, что теперь надо почему-то советоваться с широкой общественностью по поводу проведения в жизнь столь непопулярных решений. Затронут-то преподавателей вузов, имеющих влияние на молодежь. А с ними нельзя с наскока. Надо договариваться. Или по крайней мере делать вид, что консенсус достигнут. Студентов, кстати, от возможных протестов сразу же изолировали, заявив, что ни один из них во время реорганизации вузов не пострадает. А то и выиграет.

 

Отсюда появляются очень не популярные для экономики некоторых вузов решения, что платить за обучение теперь внебюджетные студенты будут не меньше (и не больше), чем обходится государству бюджетный студент. А некоторые вузы пошли дальше, изыскивая средства для выплаты всем студентам (и платным, и бесплатным) хороших стипендий?!

 

В общем, те 50 критериев, по которым будут проводить санацию вузовской системы, послали на обсуждение всем профильным организациям, включая и самую авторитетную из них – Союз ректоров России. И затем, хорошо поработав с активом и заручившись, если и не поддержкой их, то по крайней мере молчаливым «одобрямс!», министерство перешло к заключительному этапу зачистки высшей школы.

 

На местах теперь ждут команды свыше. Все замерли в готовности... Впрочем, не все. Первого же сентября полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин сказал на встрече с преподавателями и студентами Ставропольского государственного аграрного университета, что в течение года в крае будет закрыто 45 вузовских филиалов.

 

Хотя накануне заявления Дмитрия Медведева Дмитрий Ливанов рассказал, как точно будет проходить процедура. Благодаря 50 критериям будет составлен список «проблемных» вузов, тех, где дается образование не на должном уровне. Далее министерство начнет работать с каждым из этих вузов индивидуально. Что им могут предложить?

 

Первое – закрыться, ликвидировав прием. То есть вуз доучивает тех, кого взял ранее, и не проводит больше набор. Через четыре-пять лет этого вуза нет. Второй вариант – слиться с более сильным учебным заведением. Третий вариант – вузу могут предложить другое руководство и дать больше денег. Что может быть с преподавателями вуза – вопрос на стадии решения. Что будет с имуществом вуза – вопрос открытый.

 

Примерно так же, как и с «закрытием вузов», мечутся из стороны в сторону с вопросами сокращения бюджетных мест в вузах. За два месяца до заявления Дмитрия Медведева в его выступлении перед санкт-петербургскими студентами о том, что сокращения бюджетных мест не будет, министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сообщил, что количество бюджетных мест нужно сократить минимум в два раза.

 

Опять вернемся к началу. «Картина, когда бюджетных мест в вузах едва ли не больше, чем абитуриентов, выглядит более чем абсурдно», – подчеркнул ректор Высшей школы экономики (НИУ ГУУ) Ярослав Кузьминов в интервью «НГ» почти два года назад. И объяснения Ярослав Кузьминов нам дал тогда такие: бюджетных мест оказалось больше в результате того, что их просто не пересматривали несколько лет (сколько было на 10 тыс. населения, столько и осталось). А количество абитуриентов уменьшалось с каждым годом в течение последних пяти лет (с 1 млн. 400 тыс. до 880 тыс.). Вот и образовались «добавочные» бюджетные места. С какого-то времени их оказалось очень много. Дескать, сейчас надо всего лишь пересмотреть это соотношение и привести все к зафиксированной ранее норме.

 

Это означает, что теперь можно смело обещать: «Сокращения бюджетных мест не будет». И это чистая правда. Ведь всего лишь уберут те самые «добавочные» бюджетные места.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *