Про соевую колбасу и соевую демократию. Полемические заметки

Казалось бы, какая связь между столь разными вещами? Тем не менее, она есть. И на примере этой связи можно вскрыть некоторые манипуляции общественным мнением, связанные с нашим настоящим и недавним прошлым.

 

Вчера

 

Теперь как бы по умолчанию подразумевается, что колбасы в СССР не было. Прилавки были пустыми, а люди стояли в километровых очередях за самым необходимым. Такие картины рисуют «независимые журналисты», режиссёры многочисленных сериалов, ведущие ток-шоу и «исторических» передач.

Самым худшим видом лжи часто называют полуправду. Кадры, на которых видны ужасающе пустые прилавки – это отнюдь не монтаж. Да, не врут нам в данном случае телевизионщики. Вот только они «забывают» указать, что кадры эти сняты в самые последние годы горбачёвских реформ.

Перестройка началась разговорами о демократии, а закончилась отсутствием колбасы в магазинах. Оно, конечно, неудивительно. Ведь когда за реформы берутся безответственные болтуны, умеющие только отчитываться на комсомольских собраниях, иного результата ждать не приходится. Но когда стало понятно, что «перестройка» обернулась развалом дома, её авторы и защитники вспомнили о… колбасе.

Почему именно колбаса стала для них символом «советского мещанства», на которое перестройщики так любили пенять, сказать трудно. Но эфир наполнился повторяемыми на все лады заклинаниями о свободе и колбасе. Дескать, какие совки мерзкие люди. Им свободу и демократию принесли, а они всё о своей колбасе по 2,20 мечтают.

Не лучше обстояло дело с колбасой и в начале 90-х. Да что там не лучше – куда хуже, чем даже в последние годы СССР. Первые годы приватизации и гайдаровских рыночных реформ нас призывали потуже затянуть пояса и потерпеть немного. А главное – не переставая повторяли, что либеральные ценности для нормального человека куда дороже колбасы. Демократию пытались сделать олицетворением новой жизни. Колбасу – старой.

 

Сегодня

 

Миф об отсутствии колбасы в СССР стал внедряться в сознание уже во второй половине 90-х. К тому моменту установилось какая-никакая, но стабильность (именно тогда, а вовсе не при Путине), а голодное гайдаровское время начало забываться. Утекло уже достаточно воды, чтобы людям можно было начать внедрять в сознание новый миф – что пустые полки на самом деле связаны не с построением демократии, а с советским прошлым.

Тогда этот миф выглядел неубедительно. Очереди за дефицитом люди, конечно, помнили. Но не забыли они и то, что в холодильниках водились продукты (в т.ч. и та самая колбаса), и что застойные годы в быту назывались чаще застольными. Однако ж память у людей коротка, старые поколения уходят, приходят новые.

Новое поколение, незнакомое с советской реальностью и воспитанное «независимым демократическим ТВ», всё больше и больше начало поддаваться на пропаганду.

Колбаса, которая раньше противостояла демократии, теперь стала её неотъемлемым атрибутом. А вот на «совков» новые манипуляторы продолжили ругаться с прежней силой. Дескать, какие совки мерзкие люди. Им свободу и демократию принесли, колбасой накормили, а они всё страдают по своей тоталитарной империи.

 

Завтра

 

Великая держава – действительно предмет гордости и ностальгии жителей России. Власть это понимает. А посему наш новый старый президент одновременно и патриот, и гарант либерализма в экономике; и державник, и федералист; и силовик, и демократ. Подобная эклектика, если не сказать, шизофрения, ко многому обязывает. Оправдывая вступление в ВТО на заседании Госдумы, Путин заявляет, что в СССР не было мясной промышленности, и уж тем более колбасы. В то же самое время, не могло её быть и в «лихих 90-х», на которые до сих пор списываются все беды. Если верить Путину и его соратникам – вообще непонятно, как жила Россия раньше. Ни колбасы, ни демократии – до Путина вообще не было ровным счётом ничего хорошего, только Гулаг, голод, бандитский беспредел и тоталитаризм.

А что на самом деле происходит при Путине с колбасой и демократией?

Колбаса в магазинах имеется. Но о советских ГОСТах производители давно забыли, а произведённую по ТУ колбасу не всегда едят и кошки с собаками. В некоторых колбасах мяса от силы процентов 40. При этом сырьё поступает из далёких стран: Аргентины, США, Африки. После вступления в ВТО доля отечественного производителя уменьшается, а повышения качества продукции ждать и вовсе наивно. Невидимая рука рынка заменяет мясо соей, красителями и усилителем вкуса, и никакие Онищенко ей не страшны.

С демократией при Путине не лучше. Недавно введённые выборы губернаторов изначально превращены в фарс. Процедуру сбора подписей среди муниципальных депутатов – считай единоросов – кандидату в губернаторы пройти крайне тяжело. Новая «многопартийность» — фарс не меньший. Партии из 500 человек – это дымовая завеса, призванная во-первых, спрятать от избирателей суть программ настоящих политиков, а во-вторых, распылить симпатии граждан среди бесчисленных дешёвых клоунов, работающих так или иначе на Кремль. О самой процедуре волеизъявления нечего и говорить – после выборов в Госдуму в декабре прошлого года, ни о какой демократии говорить невозможно. Всё путинское правление демократия неуклонно сворачивается, и никаких тенденций, позволяющих думать, что процесс пойдёт вспять, на горизонте не видать.

Реформы начинались во имя демократии, продолжались во имя колбасы, а завершились самым логичным образом. Вместо колбасы – соевая имитация, вместо демократии – чуровские фокусы и телевизионные спектакли. И чем дальше – тем больше.

Соевая колбаса, соевая демократия, соевый Путин – в России всё сделано из сои, кроме нефти. Её бы, дай волю, тоже делали из сои, но тогда её не будут покупать. К счастью, жители России не из сои сделаны, с  ними Путину не повезло. И им соевая путинщина уже поперёк горла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *