ПОД ФЛАГОМ ДЕТОЗАЩИТЫ

 Письмо, полученное после Послания президента

Олег Верещагин, в своих статьях неоднократно поднимавший проблемы спасения детей и детства в России, обратился с открытым письмом на эту тему к президенту Медведеву, руководителям обеих палат парламента Грызлову и Миронову, а также в Общественную палату. Это  письмо можно считать прямой реакцией на прозвучавшее на этой неделе Послание главы государства, посвященное воспитанию будущих  поколений.
23 ноября 2010 г. в Институте повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования Тульской области состоялся обучающий семинар «Психологическая помощь детям, пострадавшим от жестокого обращения» для социальных педагогов и педагогов-психологов. Несмотря на то, что в теме семинара было заявлено обсуждение жестокого обращения над детьми в целом (а оно случается везде – на улице, в компании сверстников, в школе и т. д.), выступающие рассказывали в основном о семейном насилии.
Очень эмоционально и масштабно проблема семейного насилия возводилась в ранг первостепенной и наиважнейшей для нашего общества, хотя при этом было заявлено, что по данным «Ассоциации детского телефона доверия» из всех детских звонков 3,5% приходится на вопросы, связанные с насилием по отношению к детям (заметьте, даже не семейного насилия). Почему с психологами и педагогами не обсуждались вопросы, составляющие 96,5% детских звонков, для всех осталось неизвестным. На вопрос, какие на сегодняшний день разработаны критерии отличия наказания от насилия, ответа не было, так же как и не было дано научного и юридического определения понятия «психологическое насилие» и его отличия от запретных мер, применяемых родителями для ограждения ребенка от вредного для него воздействия негативной информации.
Старший преподаватель кафедры воспитания и дополнительного образования С.В.Оськина познакомила участников семинара с правовыми документами, зачитав исключительно карательные статьи в отношении родителей. Так, при объяснении Семейного кодекса зачитывалась ст. 69 о лишении родителей родительских прав и ничего не было сказано о ст. 63 и ст. 64, по которым основным правом ребенка является право жить и воспитываться в родной семье, а защита прав и интересов детей возлагается на его родителей.
На практическом занятии психологам предложили вспомнить свои чувства и эмоции из детства в момент самого сильного наказания. Из аудитории прозвучал уточняющий вопрос: «Нужно вспомнить наши эмоции тогда или сейчас, в настоящее время?» Ведь действительно, со временем выросшие дети бывают признательны своим родителям за то, что те (пусть даже с помощью ремня или крапивы) искоренили у них желание курить, пить, воровать. Об этом психологам предложили забыть, вернуться в свое детство и вспомнить себя жертвой насилия. Обострив эмоциональное состояние слушателей, М.Ю.Авилова, начальник отдела практической помощи ОМО ГОУ Тульской области «Тульский областной центр диагностики и консультирования «Помощь», предложила за 25 сеансов проработать у нее свои душевные травмы и переживания детства, раздав свои визитки. Подобная деятельность называется психокодированием – и кроме того хорошо показывает, на чем «играют» защитники детей – на незрелости чувств ребенка, его порывистости, внушаемости. Словно нарочно забывают, что ребенок вырастает и с позиции взрослого человека оценивает свое детство совсем иначе, чем нужно «защитникам».
Лейтмотивом выступлений звучало напоминание собравшимся о необходимости сообщения обо всех известных им случаях семейного насилия (в том числе и психологического) для дальнейшего изъятия ребенка из семьи.
У многих участников семинара остались вопросы, на которые никто не ответил:
– Почему обсуждение насилия над детьми свелось исключительно к семейному насилию?
– О каких 96,5% звонков умалчивает Ассоциация детского телефона доверия?
– Почему никто не считает проведение в Туле в сентябре 2010 г. дня пива и продажу алкоголя и сигарет в 101 метре от школ насилием над ними?
– Почему никто не называет насилием растлительную информацию в СМИ и многочисленные рекламные щиты развратного содержания?
– Для чего сталкивают интересы учителей и родителей и искусственно создают образ жестоких родителей?
– Чем же все-таки наказание, применяемое родителями в воспитательных целях, отличается от насилия?
– Почему психологическим насилием предлагают считать любые воспитательные меры?
– Зачем и кому нужно было проводить в срочном порядке подобное обучение для школьных психологов и социальных педагогов?

---------------------------
27–28 ноября 2010 года в Санкт-Петербурге, в пятизвездочном отеле Holiday Inn «Московские ворота» состоялся «социальный форум» партии «Единая Россия» «Защита детей. Модернизация Государственной семейной политики 2010–2020 гг.» с участием 700 человек из всех регионов страны. Деньги не экономили ни на антураже (5 огромных экранов в одном зале), ни на раздаточном материале (увесистый портфель на каждого делегата), ни на модных выставочных стендах выставки (куда были специально «отобраны» лояльные к теме ювенальной юстиции общественные организации). Плюс номера (цена 4 тыс. руб. в сутки), завтраки-обеды-ужины, дорога и все остальное для VIP-персон.
Присутствовали: председатель ЦИК «Единой России» Андрей Воробьев, заместитель председателя Комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Наталья Карпович, губернатор Валентина Матвиенко. Она назвала это мероприятие «родительским собранием на самом высоком уровне». Родителей, правда, туда особо не звали, а вот уполномоченных по правам ребенка, депутатов, деятелей общественной палаты, лоббирующих ювенальную юстицию на средства западных грантов, чиновников из социальной сферы всех регионов было хоть отбавляй.
Почему-то почти все эти люди уверены в своем праве рассуждать с позиции «интересов ребенка», не понимая, что главное право ребенка – быть с мамой и папой, даже если они не идеальны или бедны. Чего только стоят заявления на пленарном заседании о том, что «нам нужно изменить наше законодательство, и прежде всего Семейный кодекс, таким образом, чтобы каждый ребенок знал, что если что-то случилось с его семьей (а разве государство не должно делать ВСЕ, чтобы с  семьей ребенка НИЧЕГО не случилось?), государство возьмет на себя ответственность, и у него будут равные стартовые возможности с другими детьми».
Вот что пишет общественный деятель, материалы интервью которой я широко использовал в этом письме, Т.Боровикова: «А вот моим детям эти их ювенальные законодательные инициативы абсолютно не нужны. Я сама могу определить самые лучшие интересы моего ребенка, потому что я его люблю, и никогда никого не пущу в эту сферу. Это МОЕ право матери. Это МОИ дети. И я никому не разрешила их «защищать», вторгаться в мое жизненное пространство, навязывать им чуждую идеологию и мировоззрение, чуждые нравственные принципы и модели поведения. Это планируемое вмешательство – интервенция на МОЮ территорию. И сегодня я вынуждена ее защищать от вражеского вторжения».
Общество сегодня крайне взбудоражено по поводу темы «защита детей». Для народа даже это словосочетание – очень сильный раздражитель, так как все уже понимают, что внедряется вражеская система ювенальной юстиции. Люди устраивают митинги, пикеты, общественные слушания. Родительские стояния идут по всей России. Участвуют тысячи и тысячи людей.
Невероятно, но факт, что собравшиеся на форум люди, особенно партийные боссы, до сих пор об этом «не знают». Или не хотят знать, выполняя «целевой заказ сверху». Протесты десятков тысяч людей, простых русских родителей против внедрения ювенальной юстиции, тысячи и тысячи подписей, писем в администрацию президента, в Госдуму – не в счет.
Между тем мы все сегодня свидетели того, как под флагом «защиты детей» в стране происходят ужасные вещи. Создается система, которая разрушает семьи, оставляя сотни и тысячи детей сиротами. Вся «детская инфраструктура», включающая все учреждения, имеющие отношение к ребенку (поликлиника, школа, детский сад, милиция, скорая помощь), завязываются в один ряд, становятся составными частями этой системы, выстраиваются под задачи ювенальной юстиции. Все начинают срочно «защищать ребенка».
При этом социальные обязательства государства не выполняются, будто их просто не существует. Государство ничем не может помочь семье, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, это не предусмотрено никаким бюджетом. Обязательства есть только у семьи. Зато опека делает, что хочет. Хочу – заберу, хочу – отдам, будто дети – вещь какая-нибудь. Никто не думает о травме ребенка и родителей при изъятии. Сколько смертей, самоубийств, сердечных приступов, изнасилований детей в детдоме! Никто не даст денег на адвоката. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Чиновники абсолютно безнаказанны. Сейчас по всей России идет шквал изъятий детей «за бедность» (якобы исходя из «интересов ребенка»), за долги по ЖКХ, происходят массовые изъятия детей из-за синяка на коленке. Все это сопровождают фальсификации, заказные скандалы в СМИ на тему «жестокого обращения» с детьми.
-----------------------------------
И тут – Форум про «защиту детей». Тоже, видимо, чтобы показать, что идеи «защиты детей» идут от народа. В этом – главный смысл форума. Вот, мол, люди собрались и решили выступить с законодательной инициативой, положить ее на стол президенту. А правящая партия, конечно же, как я понимаю, «рада стараться!», тут же такую «инициативу» примет.
После пленарного заседания состоялось 7 круглых столов, на которых рассуждали о демографической и семейной политике Российской Федерации. Почему-то никто не хотел говорить о том, что сегодня тема «защиты детей» (то есть ювенальная юстиция) является сильнейшим антидемографическим фактором, что происходит системная ошибка в подходах, принципах и целях семейной политики. Что государство вообще не понимает, что такое социальные обязательства (социальное жилье, гарантия хотя бы минимального обеспечения прожиточного уровня для одинокой многодетной мамы, семейный приют для тех, кто потерял жилье, работу, здоровье). Что нарушения безопасности семьи, принципа социальной справедливости привели к чудовищным перекосам государственной политики.
Был круглый стол о здоровье наших детей (почему-то подразумевавший под здоровьем вакцинацию против рака шейки матки). Кстати, сертификат для вакцинации против рака шейки матки «социально неблагополучных детей» из детского дома на Васильевском острове был с большой помпой вручен Наталией Карпович директору этого детского дома во время открытия Форума. Это плохой признак: очередная массовая прививочная кампания от ВОЗ. Признак бизнеса на миллионах прививочных доз за счет российского бюджета. Родители могут защитить своих детей от сомнительной вакцинации, категорически отказавшись от нее,  а что делать детдомовским детям?
На круглом столе «Уголовно-процессуальное законодательство и правоприменительная практика, направленная на защиту детей от противоправного поведения, насилия и жестокости, совершенствование законодательства» случился скандал. Одна женщина сообщила, что детей из Гатчинского детского дома регулярно возят в публичный дом в Петербурге, а за это дело никто браться не хочет. Может, теперь и возьмутся. Впрочем, эта проблема типична для многих детских домов.
Справедливости ради отмечу, что некоторые докладчики говорили о том, что сегодня является реальной угрозой для наших детей, о серьезном росте педофилии,  детской порнографии, наркобизнеса и цифровых наркотиков, о возрастающей статистике криминальных контактов детей с педофилами и наркодиллерами через социальные сети и через обычные мобильные телефоны. Государство абсолютно не в состоянии защитить наших детей от этой дряни. Ситуация очень плохая, мы стоим на грани национального бедствия. Вот было бы хорошо, чтобы вся эта мощь государственной машины и партии «Единая Россия» оставила в покое бедных родителей и занялась реальными преступлениями против детей.
Я категорически против того, что «Единая Россия» двигает ювенальную юстицию. Мы ее не пустим. Костьми ляжем за своих детей, за нашу Россию. Это дестабилизация социальной обстановки в стране, это настоящая война против детей.
Мы против преступлений, которые происходят под вывеской «защита ребенка» против детей и их родителей, против нарушения прав человека, прав ребенка, потому что главное право ребенка – быть с мамой и папой, быть в семье, а не в детском доме. Мы – за Россию без сирот и ювенальной юстиции.
У вас не хватает времени или, может быть, компетентности, чтобы очертить круг проблем, в котором дети действительно нуждаются в помощи государства? Пожалуйста. Я готов помочь. Круг огромен.
1. Моральная деградация и дезадаптация. Связано это с деятельностью СМИ – «бесцензурной» в кавычках, потому что реально цензура в СМИ очень и очень жесткая, но касается она только на самом деле «острых» тем. Полупорнография, пропаганда сексуальных извращений, цинизма и аморализма не «обцензурены» никак.
2. Физическая деградация. За последние 10 лет в разы выросло количество наркоманов, возраст приобщения к наркотикам упал до 12 лет с 21 года в конце 90-х. Курение и пивной алкоголизм стали явлением массовым не только в подростковой, но и в детской среде.
3. Половое растление детей. В десятки раз выросло за тот же срок количество преступлений против половой неприкосновенности детей. А что сделали вы? Приняли «антипедофильский» закон, который при внимательном прочтении оказывает откровенно пропедофильским, так как фактически оставляет на волю педофилов подростков старше 14 лет и позволяет насильникам «договариваться» со своими жертвами.
4. Положение детей в детских домах. Детские дома в наше время стали центрами десоциализации, аморализации, половых извращений и карательной медицины. Кто додумался «спасать» в них детей от родителей?
Список можно продолжать. Стоит ли? Ведь все ясно, и не надо мне отвечать, что «мы этим тоже занимаемся». Заниматься нужно не тоже этим, а – этим. Если вы не понимаете этого – встает вопрос о вашей профессиональной пригодности.
В заключение предлагаю вам проекты законов по защите детства – реальной, а не ювенальной.
-----------------------
Мы представляем некоторые из законодательных инициатив Олега Верещагина, кажущихся наиболее важными и значимыми.
1. ОХРАНА ОБЩЕГО ЗДОРОВЬЯ НАЦИИ
1. Защита от сексуальных посягательств.
1.1.Одним из важнейших прав ребенка является неполучение им информации, могущей негативно повлиять на заложенные природой возрастные установки развития. К таковой информации относятся:
а) «сексуальное просвещение» в целом, поданное в любом виде – от газетных статей до «образовательных программ»;
б) особо – пропаганда гомосексуальных отношений, как направленная конкретно на ребенка, так и безотносительная, но являющаяся легкодоступной для ребенка (газеты, плакаты, парады, лозунги, вывески и т.д.).
Попытки предоставления ребенку подобной информации должны караться тюремным заключением на срок от года до пожизненного зависимо от масштабов и характера информации.
1.2. Физическое сексуальное посягательство на ребенка:
а) гомосексуальное либо лесбийское посягательство совершеннолетнего, выраженное в любой форме – от сексуального насилия до изготовления порнографических материалов с участием ребенка – то есть лица, не достигшего 18 лет, должно караться смертной казнью без права апелляций и пересмотров дела.
б) разнополые  сексуальные отношения, сексуальные отношения с несовершеннолетними старше 14 лет должны быть предметом конкретного рассмотрения в каждом отдельном случае и варьироваться в приговорах от оправдательного до пожизненного тюремного заключения в отношении старшего фигуранта.
2. Защита от ослабления генофонда.
2.1. Курение, спиртное, наркотики
а) продажа табачных изделий лицам, не достигшим 18 лет, должна караться немедленным закрытием торговой точки, наложением на продавца штрафа и возбуждением против хозяина точки уголовного дела, максимальным наказанием по которому может быть 5 лет тюремного заключения.
Реклама табачных изделий в любых видах, кроме размещаемой непосредственно на упаковках изделий, должна караться тюремным заключением на срок до 3 лет.
б) продажа алкогольной продукции лицам, не достигшим 18 лет, должна караться немедленным закрытием торговой точки, наложением на продавца штрафа и возбуждением против хозяина точки уголовного дела, максимальным наказанием по которому может быть 10 лет тюремного заключения.
Реклама алкогольной продукции в любых видах, кроме размещаемой непосредственно на упаковках изделий, должна караться тюремным заключением на срок до 5 лет.
в) внемедицинский оборот наркотических веществ, как естественных, так и синтезированных искусственно, в России находится под запретом.
Лица, достигшие 16 лет и виновные в изготовлении или сбыте наркотических веществ, подлежат пожизненному тюремному заключению без права апелляции;
Лица, не достигшие 16 лет и виновные в изготовлении или сбыте наркотических веществ, могут быть подвергнуты:
– общественным работам;
– физическому наказанию;
– выселению с семьей в сложные для проживания районы на определенный срок с условием отработки вины в сельском хозяйстве.
Лица, достигшие 16 лет и виновные в создании организованных сетей по изготовлению-распространению-рекламе наркотических веществ, подлежат смертной казни без права апелляций и пересмотров дела.
2. ОХРАНА СЕМЬИ
1. РЕБЕНОК И РОДИТЕЛИ.
1.1. Первое и главное право ребенка – право воспитываться в семье. Это право неотчуждаемо (за исключением случаев в 4.2.а. и 4.2.б.) Семья является сложнейшим саморегулирующимся организмом, созданным тысячелетиями человеческой эволюции; никакое государственное вмешательство в повседневную жизнь семьи без разрешения или просьбы со стороны взрослых членов семьи недопустимо.
1.2. В силу возрастных особенностей ребенка и сложившихся исторических традиций вопросы о формах и методах воспитания, образования ребенка, его отдыха, лечения решают за него родители. Решение родителей государством оспариваться может лишь в том случае, если оно подпадает под определение 4.2.а.
1.3. Физическое наказание ребенка за определенные проступки – разумное и гуманное действие, совершаемое родителями исключительно из любви и беспокойства. Физический и психический вред от него несоизмерим даже приблизительно с непоправимым вредом для психики ребенка при изъятии его из семьи.
1.4. Низкий уровень доходов либо плохие жилищные условия в семье не только не могут служить причиной для прерывания привязанности – напротив, они должны немедленно становиться законной причиной для назначения государственных выплат на них и немедленного обеспечения семьи жилой площадью за счет государства.
3. ОРГАНЫ ОПЕКИ.
3.1. Органы опеки являются государственной организацией, призванной:
а) осуществлять материальную и финансовую помощь семьям с детьми;
б) производить изъятие детей из семей в соответствии с процедурой, описанной в 4.2. и 4.3.
в) проводить среди детей массовые развлекательные, культурные, спортивные мероприятия;
г) пропагандировать усыновление;
д) следить за соблюдением прав детей органами власти.
3.2. Сотрудник органов опеки имеет право беседовать с родителями и посещать любой дом в случае, если на это дано разрешение родителей.
3.3. Сотрудник опеки не имеет права нигде и никогда беседовать с ребенком в отсутствие родителей/родителя.
3.5. Сотрудник опеки не имеет права во внесудебном порядке разглашать информацию, полученную о семье и ее членах, под угрозой увольнения с работы и тюремного заключения на срок от 1 до 2 лет.
3.6. В случае установления факта неправомочного изъятия ребенка из семьи сотрудник органов опеки, производивший изъятие, лишается права занимать должности, связанные с работой с детьми, и выплачивает семье ребенка компенсацию в сумме десяти средних месячных окладов.
3.7. В случае установления факта неправомочного изъятия ребенка из семьи, в результате которого ребенок получил доказанную психическую травму, сотрудник органов опеки, производивший изъятие, лишается права занимать должности, связанные с работой с детьми, выплачивает семье ребенка компенсацию в сумме тридцати средних месячных окладов и наказывается тюремным заключением на срок от 1 до 2 лет.
3.8. В случае установления факта неправомочного изъятия ребенка из семьи, в результате которого ребенок получил доказанную физическую травму, сотрудник органов опеки, производивший изъятие, лишается права занимать должности, связанные с работой с детьми, выплачивает семье ребенка компенсацию в сумме пятидесяти средних месячных окладов и наказывается тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет.
4. ИЗЪЯТИЕ РЕБЕНКА ИЗ СЕМЬИ И ЛИШЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ.
4.1. Анонимные жалобы на плохое положение ребенка в семье не рассматриваются и меры по ним не принимаются.
4.2. Право на немедленное изъятие ребенка из семьи сотрудникам опеки может быть предоставлено лишь в следующих случаях:
а) обнаруженная прямая и непосредственная угроза жизни ребенка, связанная с целенаправленным покушением на жизнь ребенка со стороны родителей;
б) письменное обращение со стороны полностью поименованных в обращении лиц, к которому приложены фото или  видеоматериалы, однозначно трактованные как целенаправленное покушение на жизнь ребенка со стороны родителей.
4.3. Право на изъятие подтверждается:
а) санкцией прокуратуры;
б) рекомендацией школы (детского сада);
в) присутствием работника милиции с соответствующим ордером о помощи в изъятии.
4.4. Недостаточность питания, плохие жилищные условия, нехватка одежды, привлечение к работе по дому или хозяйству, физические повреждения типа синяков, ссадин, царапин, жалобы самого ребенка, не подтвержденные фактами – причинами, требующими изъятия ребенка из семьи, не являются и являться не могут ни при каких обстоятельствах. В тех случаях, когда наличие этих фактов реально может привести к ухудшению здоровья ребенка (например, плохое питание или плохие жилищные условия), органы опеки обязаны представить в местные органы власти отчет с рекомендацией помочь семье материально (с последующим контролем за тратой средств) либо продуктами или вещами.
4.5. Изъятый ребенок помещается не в больницу и не в детский дом, а:
а) в семью родственников;
б) при отсутствии таковых или их несогласии/непригодности заботиться о ребенке – в семью одного из чиновников местной администрации;
4.6. Опрос ребенка проводится не позднее 3 часов после изъятия в присутствии:
а) одного из родителей;
б) представителя детской комнаты милиции;
в) школьного педагога или воспитателя детского сада (либо представителя местных органов власти, отвечающих за работу с детьми и подростками);
г) назначенного родителям адвоката;
д) врача-психолога;
е) сотрудника опеки, проводившего изъятие.
4.7. Наводящие, косвенные, дезориентирующие вопросы во время опроса категорически запрещены. Опрос должен проводиться лишь по факту события, угрожавшего жизни ребенка. Любой из присутствующих лиц, кроме родителя, вправе в любой момент прекратить опрос. Родитель имеет право на задокументированное особое мнение.
4.8. Суд по вопросу о лишении родительских прав должен пройти в срок не позднее трех дней после изъятия ребенка. На протяжении этих трех дней родители имеют право видеться с ребенком не менее чем по 3 часа в присутствии сотрудника опеки (не того, который производил изъятие).
4.9. Присутствие ребенка на суде по вопросу лишения родительских прав обязательно. Ребенку должен быть задан лишь один вопрос: «Хочешь ли ты проживать в родной семье и далее?» – с получением ответов: ДА/НЕТ. Наводящие, косвенные, дезориентирующие вопросы категорически запрещены. Ответ ребенка считается первой частью основы для принятия решения судом. Другой важный фактор – отчет врача-психолога о визуальном наблюдении за поведением ребенка. Третий – как вели себя родители в те три дня, в течение которых ребенок находился вне семьи.
4.10. Представленные доказательства необходимости лишения родительских прав должны носить однозначный и не допускающий двойственного толкования характер.
4.11. В случае явного и ясно выраженного нежелания ребенка возвращаться в семью, либо явного нежелания родителей заниматься своим ребенком, либо прямого отказа от него вступает в действие пункт 2.

Я не предлагаю вам – я от вас требую, как гражданин России, как нормальный, вменяемый человек может требовать от своих выборных руководителей – прекратите эту вакханалию детозащиты, густо замешанную на обычной жадности до получения денег любыми средствами, характерной для наших чиновников любого ранга, замешанную на детских и взрослых слезах и страданиях!

Олег ВЕРЕЩАГИН.
Тамбовская обл.

ОТ РЕДАКЦИИ. Автор  открытого письма и представленных предложений законодательного характера – педагог, а не юрист.  Он может не разбираться в определенных юридических тонкостях и терминологии, однако ему хорошо и не понаслышке знакомо положение и проблемы детей. Если кто-либо из представителей органов власти и общественных организаций, в обязанности которых входит решение этих проблем, захочет подробнее ознакомиться с предложениями Олега Верещагина, то может обратиться к нему по адресу: tambwolf.73@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *