Олег Смолин: Необразованными легче управлять

Олег Смолин: Необразованными легче управлятьДепутат Государственной думы, член фракции КПРФ Олег Смолин комментирует для сайта КПРФНск ситуацию, сложившуюся в сфере образования в России.

— Олег Николаевич, сейчас на конференции участники и Вы в том числе, поделились, в каком бедственном положении находится система образования в России сейчас. Как Вы думаете – это результат некомпетентности высших чиновников или чьих-то продуманных действий?

– В России трудно понять, где заканчивается бедлам и начинается заговор. Но есть как минимум несколько версий того, что происходит. Версия первая, самая простая: у власти находятся люди, которые знают только одну пламенную страсть – деньги, они считают, что деньги нужно экономить на всем, прежде всего на человеке. Именно поэтому за так называемые «тучные» годы, имея огромное количество денег, мы продолжали валиться вниз по показателям развития человеческого потенциала. В качестве возражения на подобный подход я перефразирую Менделеева: «экономить на образовании – хуже, чем топить ассигнациями».

Есть объяснение второе. Оно заключается в том, что, как известно, необразованными людьми легче управлять. Когда слушаешь слова Фурсенко о том, что образование должно воспитывать квалифицированного потребителя, а советское образование, которое воспитывало творца, было плохое, то, похоже, что власти имеют в виду и это. То есть предполагается дать минимум знаний, чтобы человек мог что-то элементарное делать, но при этом не думать о том, о чем думали педагоги, начиная с древних греков – о многостороннем развитии личности. Имеют место обе причины: экономическая причина, связанная со стремлением экономить на образовании и политическая причина, которая исходит из того, что управлять необразованными легче.

— Вы заговорили об экономике и экономии. Сейчас много говорится о таком явлении, как оптимизация расходов на образование – 200 тысяч педагогов планируется сократить. Действительно эта мера необходима, если да, то насколько?

— О том, что целесообразно уволить 200 тысяч педагогов заявил, как известно, министр образования и науки Андрей Фурсенко, в очередной раз доказав, что он – не родной для той сферы, которой управляет. Я уверен, что это неправильный подход. Объясню, почему.

Первое. Надо иметь в виду, что многие российские педагоги для того, чтобы прожить, работают на 1,5 – 2 ставки. Как человек, в свое время работавший учителем, знаю, что это крайне тяжело. И занятия высокого качества в такой ситуации проводить очень трудно. Поэтому правильно было бы повысить заработную плату. И часть людей, которые работают на 1,5 – 2 ставки, стали бы работать на одну, никого бы увольнять не приходилось.

Второй аргумент. Невредно вспоминать то, что произошло с детскими садами в 90-х годах. Детей было мало, детсады раздали в частные руки или приспособили под государственные органы. Теперь в России очередь порядка 1,7 миллионов человек. Скоро эти дети пойдут в школы. Если сейчас поувольнять учителей, кто их будет учить?

Третье. Современная школа, к сожалению, очень во многом свелась к выдаче уроков. А внеклассная работа плохо финансируется министерством, регионами, правительством Российской Федерации. Если вспомнить, что цель образования – это многостороннее развитие личности ребенка, то в рамках только школьной программы эта цель недостижима. Необходимо больше педагогов дополнительного образования, которые помогали бы многостороннему развитию. Поэтому, если оказывается, что у учителя нет возможности преподавать свой предмет, у него есть возможность работать с детьми факультативно, внеурочно, организовывать прекрасные мероприятия. Эта работа должна оплачиваться. Я категорически против увольнения педагогов в России. Это понижение человеческого потенциала.

— Вот многие компетентные в образовательной сфере люди говорят, что сейчас нашей стране нужны образованные специалисты, что необходимо повышать уровень образования. А насколько это целесообразно сейчас, в нынешних условиях, когда промышленность развалена, сельское хозяйство развалено, другие отрасли тоже не в лучшем положении?

— Вопрос поставлен абсолютно правильно – поворот должен быть комплексным. Я всегда говорил, что стране, как воздух, нужен левый поворот, и этот левый поворот должен быть комплексным. Приведу пример. В этом году несколько расширен прием в технические вузы. И многие из них не смогли выполнить план приема – ребята не идут в технические вузы, не хотят становиться инженерами, подозревая, что у них не будет работы или достойной зарплаты. Поэтому параллельно с развитием образования нужно, конечно, вкладывать деньги в производство. Решать проблему в комплексе. И тогда все будет нормально.

— На конференции говорилось и о высшем образовании, и о среднем, и о дошкольном. А какая из сторон образования, скажем так, самая «больная»? С какой из них нужно начинать реформирование?

— Лучше, наверное, начинать с фундамента. Проблема образования острее всего стоит в дошкольном возрасте. И говорят, что как только родители задумали появление ребенка, нужно ставить его на очередь в детсад. В нашей стране на рубеже 90-х годов, к сожалению, возобладала дурная точка зрения, что детсады – это проклятые советские колхозы, что их нужно развалить, что каждая мама лучше подготовит ребенка к школе. Закончилось это известно чем. Дошкольное образование действительно развалили больше, чем другие уровни, и при этом в школу стали приходить дети, не умеющие, ни читать, ни писать, не умеющие ничего. Качество подготовки ребенка к школе упало. Сейчас понемногу начали одумываться. Но исправлять глупости, несомненно, труднее, чем их делать. Очень не хотелось, чтобы сейчас такая же ситуация повторилась в отношении школы, я возвращаюсь к предложению министра уволить 200 тысяч учителей, не надо наступать на те же грабли.

— Сейчас очень наболевшим и спорным вопросом являются автономные учреждения. Дайте, пожалуйста, комментарий по этому поводу.

— Закон об автономных, бюджетных и казенных учреждениях вступил в силу. Последствия применения этого закона, на наш взгляд, будут плачевными. Их несколько. Во-первых, закон превращает некоммерческие учреждения в коммерческие организации, целью которых будет зарабатывание денег. Во-вторых, неизбежно сократиться доля бюджетного образования, медицины, культуры. Причем, согласно опросу «Левада-центра», большинство граждан уверены, что качество образования, медицины, культуры не вырастет: 54% уверены, что упадет, и только 7% полагают, что улучшится. В-третьих, поскольку именно чиновники будут определять, кому выдавать государственные заказы, в каком объеме, кому и какое именно разрешить продавать имущество – резко расширяется поле свободы для чиновников. Поле свободы чиновников в наших условиях – практически всегда поле свободы коррупции. 146-е место по уровню борьбы с  коррупцией, которое сейчас занимает Россия – это убийственное место. В-четвертых, через госзадания очень легко закрывать школы. Есть задание – работает школа, нет – не работает школа. Поэтому закон №83 позволит резко ускорить закрытие учебных заведений. В-пятых, не случайно Фурсенко упоминает про 200 тысяч учителей, которых хочет уволить. Закон №83 приведет к резкому сокращению российской интеллигенции и в образовании, и в медицине, и в культуре. Ну и наконец, вывод заключается в том, что этот закон, конечно, будет работать на понижение человеческого потенциала нашей страны и против модернизации. Нельзя одной рукой принимать модернизацию, а другой рукой – закон №83. Как говорил когда-то Рейган, «правая рука не знает, что делает крайне правая». Здесь тот же самый случай. Поэтому те, кто действительно заботятся об осовременивании страны, должны, независимо от политических взглядов, выступать против этого закона вместе с компартией РФ и начинать реформирование образования в лучшую сторону, поднятие его на новый, более высокий уровень.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *