О.Н. Алимова: Заметки на полях страсбургского «правосудия»

Недавнее решение Большой палаты ЕСПЧ, признавшей некого российского либерального деятеля так называемым узником совести и жертвой политических репрессий по ст.18 Конвенции, породило множество вопросов у юристов России, практикующих обращение в Европейский Суд по правам человека.

Алимова Ольга Николаевна

Либеральная общественность России взвыла от восторга. Похоже, что им не терпится отдать больше, чем полста тысяч евро из своих налогов своему кумиру, ибо на правительственном уровне блокируются предложения КПРФ о регрессных взысканиях с непосредственных причинителей вреда бюджету России в этих случаях. А западные русофобы в очередной раз захлебнулись вязкой слюной ненависти к ней. Ведь, как известно, ЕСПЧ, несмотря на все свои уверения в обратном, является, как бы это выразиться помягче, весьма «политкорректным судом», чья толерантность, как представляется, носит весьма избирательный характер.

Более того, давно подмечено, что, вынося некое значимое решение, ЕСПЧ по ряду других весьма аналогичных дел может принимать диаметрально противоположные решения в зависимости от заявителя.

Недаром же говорят: «Закон что дышло…».

За примерами далеко ходить не нужно. Вот дело политического активиста, члена избирательной комиссии, члена КПРФ Сергея Резникова, ранее осужденного, и недавно, к счастью, освобожденного. Так вот, насколько мне известно, адвокаты Сергея Резникова в своё время подавали жалобы в ЕСПЧ, в которых красной нитью через весь формуляр проходила мысль о том, что именно к Резникову необходимо применить требования «политической» 18 статьи Европейской Конвенции. Ведь кому, как не Резникову по материалам дела считаться политзаключенным? Но нет! «Ни ответа, ни привета».

Зато господам либералам, как говорится – «чего изволите». Более того, анализируя практику ЕСПЧ по любой категории дел, невольно сталкиваешься с тем, что ЕСПЧ, «вознеся до небес» одну категорию «любимчиков», в части остальных выступает совершеннейшей мачехой, хотя обстоятельства дел весьма и весьма похожи.

Пример той же 18 статьи перед глазами.

Как не понимают эти последователи своего либерального гуру, что теперь им еще лет на двадцать закрыта возможность, случись не дай Бог что, прибегнуть к спасительной 18 статье Конвенции, ибо, вознаградив своего любимца, ЕСПЧ в угоду политкорректности и практики декларируемого невмешательства, де-факто похоронил в этой части надежды россиян на европейскую Фемиду.

Ну, а что бы не получать упреки – «вот этот жертва, а у меня такие же обстоятельства по делу, чем я хуже», – россиянам, похоже, скоро начнут скопом отказывать в правосудии по-европейски по любым предлогам или даже, как следует из представленных ниже документов, вообще без оных. Своя ж рука хозяйка!

Вот, допустим, судья ЕСПЧ некто Йонко Грозев! Бывший адвокат, бывший руководитель программ юридического анализа Центра либеральных стратегий. А кто такой либерал? «Буржуазный либерализм уже во время великой революции обнаружил свою контрреволюционность». А от контрреволюционера до антикоммуниста – рукой подать. Так же великие говорили?

Вот что пишется о нем на болгарском сайте в разделе пятая колонна: «към изданията е създаден “граждански борд”, който се оглавява от адв. Йонко Грозев (нашумял в публичното пространство като застъпник за признаването на “македонско малцинство” в България и за регистрация на сепаратистката организация ОМО “Илинден”, както и като адвокат на т.нар. “алтернативен синод” на БПЦ), който последователно е трансфериран през няколко от НПО-та на кръга “Капитал”. Както се видя „Дневник” и „Капитал” по неясни критерии са щедро финансирани с повече от 3 милиона безвъзмездна помощ от Фондация „Америка за България”, в която влияние има банкерката Цветелина Бориславова. Собственост на групировката са и лайфстайл издания като сп. ”Едно”, сайтът „Градът.бг” и др.» 

Болгарский язык очень близок к русскому, поэтому легко и без перевода можно понять слова и про альтернативный Синод Болгарский Православной церкви (не отсюда ли идеи автокефалии?) и миллионные транши американской финансовой помощи. Полный набор дядюшки Сороса. И дело не только в «пещерном антикоммунизме» упомянутого господина. Впервые в мировой истории правосудия, исключая темное Средневековье, судья и адвокат фактически слились в одном лице. Помните, как в фильме Надежды Кошеверовой: «Как прокурор, я требую смертной казни, как адвокат, я не нахожу смягчающих обстоятельств, а как судья, я приговариваю тебя к …».

Вот что пишет авторитетный российский правовой сайт РАПСИ

«Фундаментальной основой авторитета международного суда и доверия к его решениям может служить безоговорочная беспристрастность его судей.

О политизированности Страсбургского суда говорится уже не первый год, и крайне важно, чтобы этот международный орган, имеющий принципиальное значение в деле защиты прав человека в Европе, не повторил судьбу МТБЮ. Особое беспокойство вызывает появление веских причин подозревать отдельных судей ЕСПЧ в ангажированности.

Например, судья от Болгарии Йонко Грозев до избрания судьей ЕСПЧ в качестве адвоката активно сотрудничал с «Агорой», многие члены которой проходили у него стажировку. По информации СМИ, именно Грозев способствовал тому, чтобы российское отделение «Агоры» сосредоточилось на подаче жалоб против России в Страсбургский суд.

В этой связи вопрос о беспристрастности судьи Грозева, участвующего в рассмотрении, в том числе дел против РФ, является особенно актуальным.

Как известно, судьи ЕСПЧ в отставке консультируются по поводу запрета на осуществление полномочий представителя по делам, передаваемым на рассмотрение в Европейский суд. Зеркальная ситуация Йонко Грозева, выступавшего представителем по ряду жалоб, требует серьезных гарантий обеспечения его беспристрастности. Таковые судом пока публично не предоставлены.

Любопытный бэкграунд судьи Грозева имеет исключительно важное значение в другом контексте. В июле этого года ЕСПЧ вынес постановление по делу «Мария Алехина и другие против Российской Федерации».

Постановлением по этому делу Грозеву, который выступал представителем заявителя, присуждена компенсация судебных расходов и издержек. Согласно постановлению суда, его гонорар составлял 120 евро в час, отработал же он в общей сложности 98 часов… вполне можно допустить его заинтересованность уже в статусе судьи в благоприятном для заявительницы исходе дела. И с этой точки зрения неизбежно встает вопрос о соблюдении как минимум норм морали и этики и как максимум требований по недопущению конфликта интересов.

В любом случае, согласно действующим правилам, судьи ЕСПЧ не могут иметь иного дохода, помимо денежного вознаграждения за выполнение своих функций. Выплата компенсации Грозеву по иску против России ведет к абсурдной ситуации зачисления денежных средств иностранным государством действующему судье Страсбургского суда.

Таким образом, объективные факты свидетельствуют о наличии в действующем составе ЕСПЧ судьи, профессиональная практика и материальные интересы которого дают основания подозревать в наличии предвзятого отношения к Российской Федерации. Это вызывает серьезное сомнение не только в его личной беспристрастности по отношению к позиции российских властей, но и в соблюдении судом собственных базовых норм в целом.

Подозрения в несоблюдении Страсбургским судом принципов беспристрастности и единообразия практики усугубляются заметными различиями в строгости соблюдения требований к предотвращению конфликта интересов для разных стран.

ЕСПЧ снисходительно отнесся к участию Грозева в разбирательствах против России. При этом суд предъявляет крайне завышенные требования по предотвращению аналогичных ситуаций в отношении других государств. Иногда это выглядит не иначе как попытка вмешательства в работу национальных судебных систем».

А вот фрагмент интервью Павла Чикова, Председателя той самой «Агоры», ну и по совместительству члена Совета при Президенте РФ по правам человека: «мы, «Агора», последние несколько лет активно работаем с Европейским судом по правам человека. Конечно, большая часть работы связана с написанием и направлением жалоб, ответами на позицию властей и всяческим комментированием. Но это в целом создает условия для разного рода контактов — как внутри Совета Европы, так и с другими юристами, [которые работают с ЕСПЧ]. Грубо говоря, [у нас] есть некоторое понимание, как там все устроено — а мы заинтересованы в том, чтобы хорошо это понимать, потому что, если ты держишь руку на пульсе, ты работаешь более эффективно» 

Ну чем не явка с повинной?

Особенно после следующего «перла» господина Чикова: «мы это обсуждали с Йонко Грозевым, который был нашим базовым партнером, а теперь — судья Европейского суда. Теперь мы с ним ни о чем толком поговорить не можем: про устрицы в Страсбурге и вино можем...»

К любому российскому юристу, пойманному за совместным распитием спиртных напитков и поеданием устриц с судьей, как минимум незамедлительно возникли бы вопросы. Но это здесь. Другое дело в просвещённой Европе.

В этом же интервью есть прелюбопытнейший поворот: «…у нас есть очень важный человек из Лондона...». Что ж, похоже, теперь паззл складывается наилучшим образом. Важные лица из Лондона, американские гранты дядюшки Сороса. И что, всё это покоится на фундаменте судьи Грозева?

На этой фотографии одно из стандартных для судьи Грозева многочисленных решений о признании жалобы неприемлемой по жалобе россиянина. Таких в интернете много. Желающие в этом могут сами убедиться.

Но ведь, согласно ч.1 ст.45 Европейской Конвенции о защите прав человека, постановления, а также решения о приемлемости или неприемлемости жалоб должны быть мотивированы.

Но если это мотивировка для жалобы, написанной, судя по содержанию кейса, одним из лучших европейских адвокатов, то неизбежно возникают сомнения в объективности судьи Грозева в принципе.

Что же это такое? Проявление русофобии? Гордыни? Некомпетентности?

А теперь представим на минутку – и это всего лишь версия, предположение, мнение, – что некие лица создали кооперативчик интересантов. А на другом конце этого кооперативчика – в ЕСПЧ, цитадели демократии и оплоте европейских ценностей – находится их, по их же собственному признанию — базовый партнёр, но теперь уже в статусе судьи. Кооперативчик ищет соответствующих клиентов. А дабы сомнения колеблющихся развеять, гражданам с высоких трибун популярно разъясняют, что и как они с этим партнером обсуждают. Ну, а для остальных, не пожелавших припасть ниц к длани членов этого кооператива, сей партнёр, не сильно себя утруждая, как говорится, «под копирку» строчит однотипные решения об отказе в признании жалоб приемлемыми. И неважно, что они идут вразрез всей практике ЕСПЧ. И неважно, что их пишут лучшие юридические умы. Регламент так составлен, что решение судьи окончательное и обжалованию не подлежит.

Заодно, тем самым и от себя подозрения отводит. Возникнут вопросы, а он: «А посмотрите, скольким я отказал, разве можно меня хоть в чём то обвинить»?

Так, что вот оно какое, оказывается, страсбургское правосудие!

Поэтому выход видится мне один: направить запросы правоохранительным органам России; министру внутренних дел Франции; Правительству Болгарии чтобы они проверили означенных господ на предмет озвученной ими деятельности.

Также надо обратиться к Председателю Европейского Суда по Правам человека GuidoRaimondi, чтобы им была проведена ревизия всех вынесенных господином Грозевым решений по российским делам за всё время осуществления им полномочий судьи ЕСПЧ.

Другого варианта не вижу. Правду надо уметь отстаивать.