Независимый экономист Владислав Жуковский: Китай не удержит мировую экономику от разрушительной рецессии

В последнее время всё большее внимание экспертов привлекает ситуация в азиатском регионе, экономика стран которого традиционно рассматривается многими экономистами и спекулянтами как последняя надежда мировой экономики от сползания в новую рецессию. Тем не менее, как и следовало ожидать, несмотря на бурный рост промышленного производства, развития научно-технического потенциала, повышения уровня жизни населения и накопления огромных золотовалютных резервов (только у Китая объём ЗВР превышает 3,2 трлн. долл.), экономики «азиатских тигров» и «драконов» по-прежнему находятся в критической зависимости от платёжеспособного спроса в ЕС и США, уровень которого неуклонно падает.

Сильнейший спад деловой и производственной активности в Китае

Буквально в начале сентября текущего года банк HSBC опубликовал свой очередной макроэкономический обзор, посвящённый динамике индекса деловой активности в промышленном секторе Китая, который поверг в шок даже самых оптимистично настроенных экспертов. Согласно отчёту, индекс деловой активности в производственном секторе Китая по итогам августа опустился до минимальной отметки с марта кризисного 2009г., когда мировая экономика и международная валютно-финансовая система стояли на грани коллапса, и закрепился на отметке в 47,6 пунктов. Это существенно ниже 49,3 пунктов, имевших место месяцем ранее, и 48,4 пунктов в мае текущего года.

Ещё больше опасений внушает тот факт, что на протяжении последних 13 месяцев (т.е. с июля 2011г.) агрегированный индекс деловой активности в промышленности Поднебесной 12 месяцев находился в зоне спада (ниже 50 пунктов), что однозначно указывает на затухание производственной и инвестиционной активности в промышленном секторе Китая, что крайне негативно сказывается на уровне занятости и потребительской активности.

Одновременно с этим, согласно опросу экспертов банка HSBC руководителей малых и средних компаний в промышленности Китая, хуже всего обстоят дела с динамикой новых заказов как со стороны внутренних потребителей, так и со стороны внешнеторговых партнёров.

Новые экспортные заказы на продукцию китайских товаропроизводителей сократились до минимальных отметок за последние 9 месяцев, что обусловлено продолжающимся сжатием платёжеспособного спроса со стороны потребителей в ЕС и США, экономика которых либо уже скатилась в новую фазу рецессии  — ВВП Еврозоны падает на 0,4%, промышленное производство валится на 2,1-3%, новые заказы в промышленности падают на рекордные с 2009г. 3,3%, а розничные продажи сокращаются на 1,5-3%. Либо удерживается на плаву (США) благодаря многолетним бюджетным дефицитам (9-13% ВВП), расширению государственного долга (с 63 до 105% ВВП с 2008г.), поддержанию отрицательной доходности и перманентным статистическим манипуляциям (многократному занижению уровня инфляции и безработицы).

Не лучше оказался отчёт о динамике деловой активности в Поднебесной официального статистического ведомства Китая, который в отличие от HSBC проводит опрос только крупных китайских корпораций, работающих на внешние рынки. Согласно Национальному Бюро Статистики КНР, сводный индекс деловой активности PMI в целом по экономике Поднебесной продолжил своё снидение и впервые с ноября 2011г. опустился ниже психологически значимого уровня в 50 пунктов, закрепившись на отметке в 49,2 пунктов.

Не лучше обстоят дела с официально публикуемыми макроэкономическими индикаторами, которые наглядно свидетельствуют о том, что вторая по величине экономика мира (а по некоторым оценкам ВВП Китая превышает ВВП Еврозоны и США по паритету покупательной способности) испытывает сильнейший спад производственной и инвестиционной активности за последние 3 года.

Так, только за период с середины лета 2011г. по июль—август текущего года темпы роста промышленного производства сократились с 15,1 до 9,2%, прирост ВВП сжался с 9,5 до 7,6%, а расширение розничного товарооборота замедлилось с 17,7% до 13,1%. Одновременно с этим темпы роста капитальных вложений замедлились с 25,6 до 20,4%, а темпы роста экспорта товаров и услуг сжались с 20-25% летом 2011г. до менее чем 1% по итогам августа текущего года на фоне скатывания крупнейших мировых экономик в рецессию и сокращения потребления со стороны закредитованных домашних хозяйств экономически развитых стран.

Принимая во внимание, что порядка 60% ВВП Китая по-прежнему приходится на чистый экспорт и накопление капитала в виде инвестиций в обновление и расширение производственных мощностей (которые также окупаются за счёт поставок готовой продукции на внешние рынки), падение потребительской активности и, как следствие, экспорта в ЕС и США крайне негативно сказывает на уровне экономической активности Китая и уже спровоцировало сильнейшее охлаждение экономики и промышленности  КНР.

Ещё более наглядно об этом свидетельствуют последние данные по динамике цен в экономике Поднебесной, согласно которым происходит усиление дефляционного падения цен в производственном секторе на фоне сжимающейся, но всё ещё пока присутствующей инфляции в потребительском секторе. Падение отпускных цен производителей ускорилось с 2,1% в июне 2012г. до 2,9% по итогам июля, тогда как ещё летом предыдущего года цены росли на 7-7,5%. Инфляция в потребительском секторе также продолжила сжатие и сократилась с 2,2% в июне до 1,8% в июле, что в 3 раза ниже отметки годовой давности в 6,5%.

Спад в спекулятивных секторах экономики не успел затронуть наукоёмкие производства

Единственное, что радует, так этот тот факт, что главным образом спад производственной активности и капитальных вложений сфокусирован в секторе операций с недвижимостью, строительной отрасли и финансовом секторе, тогда как наукоёмкие производства и высокотехнологичные отрасли обрабатывающей промышленности, ответственные за развитие научно-технического потенциала, повышение конкурентоспособности экономики и создание производств с высокой добавленной стоимостью, продолжают наращивать объёмы выпуска продукции высокими темпами в 15-20% годовых.

При этом наиболее тяжёлое положение наблюдается на принадлежащих государству предприятиях, где годовые темпы роста в июле текущего года едва дотянули до 4,8%, тогда как в предприятиях смешанного типа собственности и частных акционерных обществах рост выпуска продукции гораздо существенней – 7,1 и 10,9% соответственно. Весьма высокими темпами продолжают расти текстильное производство (12,9% в январе-июле 2012г.), а также наукоёмкие производства – химическая промышленность (11,5%), производство неметаллической минеральной продукции (+11,3%), выпуск транспортных средств (+10,1%), а также выпуск компьютерной техники и электронного оборудования (+12,2%).

Весьма существенные опасения вызывают крайне низкие темпы роста в выпуске железнодорожного оборудования (+4,2%), а также в системе естественных монополий (4,9%), спрос на продукцию которых традиционно рассматривается в качестве опережающего индикатора производственной активности в промышленном секторе.

Напомним, что благодаря последовательной реализации суверенной и самостоятельной стимулирующей денежно-кредитной, налогово-бюджетной, валютно-финансовой, научно-технической и промышленной политики правительству Китая удалось добиться невероятных успехов. За период 1960—2011гг. уровень бедности сократился в 11-13 раз (до 4-4,5%), душевой ВВП вырос в 15 раз, объём экспорта высокотехнологичной продукции вырос в 30 раз (с 15 до 450 млрд. долл.), промышленное производство увеличилось в 20 раз, а Китай сумел стать крупнейшим экспортёром мира и главным «сборочным цехом» мировой экономики

Определённые оптимизм вызывает сдувание пузыря на потребительском рынке, что является прямым следствием снижения темпов роста экономики и удорожания продовольственных товаров, занимающих порядка 60% в структуре расходной части бюджета подавляющей части китайского населения.  Наиболее наглядно сжатие потребительской активности проявляется в снижении темпов роста розничного товарооборота, которые вопреки всем прогнозам обвалились с 13,7% в июне до 13,1% по итогам июля, тогда как ещё годом ранее прибавляли более 17,7%, а в докризисный период 2006—2008гг. росли на 14-15%.

Китай балансирует на грани

Фундаментальные причины кризиса (избыточная долговая нагрузка на домашние хозяйства и бизнес, загнивание глобальных монополий и искусственное торможение научно-технического прогресса, произвол крупного финансового капитала, исчерпание ультра либеральной и хищнической политики «Вашингтонского консенсуса») по-прежнему остаются неразрешёнными, в результате чего после эмиссионной накачки финансовых рынков со стороны крупнейших центробанков мира кризис перешёл в скрытую фазу.

В разгар острой фазы кризиса 2008—2009гг. правительство Китая проводило активную денежно-кредитную, налогово-бюджетную и промышленную политику, в результате чего на развитие наукоёмких производств обрабатывающей промышленности высоких переделов (станкостроение, приборостроение, ракетно-космическая отрасль, гражданская авиация, инвестиционное машиностроение, биотехнологии и т.д.), а также базовой энергетической, транспортной, логистической, телекоммуникационной и жилищно коммунальной инфраструктуры было направлено свыше 580 млрд. долл. или 17% ВВП по текущему обменному курсу.

В условиях обвального падения потребительского спроса в США и ЕС и разрастания дефляционной спирали это помогло заместить выпадающий внешний платёжеспособный спрос за счёт государственных расходов и эмиссионной накачки финансовых рынков. С тех пор размер государтсвенного долга крупнейших экономик мира подскочил в 1,3-1,5 раза, было эмитировано свыше 5 тр базовые процентные ставки крупнейших центробанков мира были снижены в разы, а стоимость краткосрочных финансовых ресурсов на межбанковском рынке для крупных инвестиционных и коммерческих банков упала Лондоне с 5-5,5% до 0,1%, что создало колоссальный денежный навес в мировой экономике, который устремился на спекулятивные операции и надувание пузырей на финансовых рынках.

В настоящий момент Китай балансирует между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, экономика и промышленность Поднебесной всё отчётливей скатываются в кризисное состояние, что рискует усилить и без того нарастающие социальные протеста. А с другой стороны, запуск печатного станка со стороны Народного Банка Китая и расширение кредитования экономики со стороны банковской системы (порядка 90% которой так или иначе принадлежит государству) может спровоцировать усугубление ситуации на и без того перегретых рынках недвижимости и строительства, а также разогнать маховик инфляции, спровоцировав падение уровня жизни населения и подорвав реальный экономический рост.

В такой ситуации денежные власти Китая вынуждены проводить крайне осторожную и взвешенную денежно-кредитную политику, отказываясь непосредственно от расширения баланса Народного Банка Китая и открытой эмиссии, делая ставку на постепенное снижение нормы резервирования коммерческих банков и ставки рефинансирования при одновременном смягчении требований к кредитно-депозитным операциям и ужесточая требования к кредитованию рынка недвижимости.

Спекулянты и инвесторы замерли в ожидании включения печатного станка в КНР, США и Еврозоне

Продолжающееся укрепление курса юаня (на 8% за 2 года) на фоне усиливающегося политического давления со стороны США (относительно требований отказаться от поддержания искусственно заниженного курса юаня рецессии), а также разрастающейся рецессии в Еврозоне и охлаждения экономики США уже успели оказать крайне негативное воздействие на экономику Поднебесной, более половины ВВП и обрабатывающей промышленности которой так или иначе работают на внешние рынки. Если ещё в июне-июле 2011г. профицит внешней торговли находился в диапазоне 22-31 млрд. долл., то уже в феврале текущего года был зафиксирован рекордный за последние десятилетия дефицит в размере 31,5 млрд. долл., который, тем не менее, сменился профицитом в размере 31,7 млрд. долл. по итогам июня.

Столь резкое падение потребительских цен на фоне беспрецедентного с 2009г. спада в промышленном секторе и потребительской активности повышает вероятность того, что Народный Банк будет вынужден пойти на более радикальное смягчение денежно-кредитной политики и приступит к масштабному расширению денежно-кредитного предложения. Только за последние 1,5 года Банк Китая больше 10 раз прибегал к понижению нормы резервирования, изменял ставки по кредитно-депозитным операциям и расширял масштабы рефинансирования отечественной банковской системы.

Тем не менее, крупные спекулянты и инвесторы ожидают, что Банк Китая прибегнуть к основному инструменту денежно-кредитной политики и в третий раз за последние 4 года месяца понизит базовую процентную ставку по рефинансированию коммерческих банков. При этом предыдущие два раунда понижения процентной ставки состоялись в июне и июле текущего года в качестве ответа экономических властей на беспрецедентный за последние 3,5 года обвал производственной активности и разрастание кризисных явлений в крупнейших экономиках мира.

Это позволило увеличить темпы роста денежного агрегата М2 с 12,4% в январе текущего года до 13,9% по итогам июля, что, тем не менее, существенно ниже 16% годом ранее и 28-30% в 2010г. Одновременно с этим объём ежемесячно выдаваемых новых кредитов в юанях, даже несмотря на существенное ужесточение условий кредитования, подскочил с 450-550 млрд. юаней в конце 2011г. до 793 млрд. в апреле 2012г. и 919,8 млрд. по итогам июня.

Надувание пузырей на финансовых рынках и включение печатного станка спровоцируют «китайскую осень»

В целом же, ситуация в китайской экономике остаётся крайне неустойчивой – надувание пузырей на финансовых рынках провоцирует стремительное удорожание топливных ресурсов, продовольствия, базовых промышленных металлов, что в условиях сжимающегося конечного платёжеспособного спроса со стороны потребителей (прежде всего, в США и ЕС), провоцирует скачок себестоимости издержек производства, падение корпоративных прибылей, скачок отпускных цен на товары первой необходимости, рост безработицы и падение уровня жизни населения.

В таком случае дальнейшее надувание пузырей на финансовых рынках в ожидании запуска печатного станка в США или Еврозоне лишь подорвёт и без того разбалансированную мировую экономики и обрушит мир в новую фазу глобальной рецессии.

Только за последние 2 месяца цены на критически значимое с социально-экономической точки зрения продовольствие подскочили на 55-60% (кукуруза, пшеница, соя и т.д.), что грозит запустить маховик продовольственной инфляции, который в условиях скатывания мировой экономики в рецессию и падения уровня жизни даже в экономически развитых странах спровоцирует масштабное падение уровня жизни подавляющей части населения планеты. Вполне вероятно, что уже в ближайшее время мы увидим новый виток социальных протестов и голодных бунтов, которые имели место летом 2008г. и в первой половине 2011г.

Напомним, что в 2008г. именно продовольственный кризис и скачок цен на основные продукты питания спровоцировал волнения в 38 странах мира от Латинской Америки до Африки и Азии, а в начале 2011г. непозволительно высокие цены на продовольствие стали детонатором и поводом для начала «арабской весны». Не стоит исключать вариант, при котором запуска печатного станка со стороны Банка Китая и ЕЦБ станет тем детонатором, который опрокинет в кризис и без того скатывающуюся в рецессию мировую экономику и спровоцирует новую волну голодных бунтов. На этот раз под удар может попасть Юго-Восточная Азия и даже сам Китай, что станет началом «китайской осени».

Более того, даже нынешние цены на минеральное сырьё, нефть, газ, промышленные металлы и продовольствие являются неподъёмной ношей для разбалансированной мировой экономики, которая удерживается от обвала в рецессию только благодаря масштабной эмиссионной накачке финансовых рынков. Даже традиционно крайне политкорректные и лояльные по отношению к политике США и ЕС международные финансовые организации, продвигающие идеи глобализации и либерализации международных экономических отношений в интересах транснационального капитала, были вынуждены несколько раз за последние полгода существенно понизить свои прогнозы по темпам роста мировой экономики и признали, что главным риском является стремительный рост на продовольствие и сырьевые товары.

Оборотной стороной хронического нежелания глобального управляющего класса (представленного крупнейшими международными банками, транснациональными корпорациями и политическими элитами экономически развитых стран) ограничивать аппетиты транснационального капитала и бороться с загниванием глобальных монополий, становится ещё большее разрастание дисбалансов в мировой экономике, повсеместное падение уровня жизни подавляющей части населения и рост социальных и военно-политических конфликтов.

И если продовольственный кризис 2008 и 2010гг. спровоцировал скачок нищеты и сделал продовольствие недоступным для жителей слабо развитых стран Африки и Азии, то нынешний продовольственный кризис уже успел спровоцировать 55-60% скачок цен на базовые сельскохозяйственные культуры (пшеница, кукуруза, соя и т.д.) за неполных 2 месяца. В таком случае не стоит исключать вероятность того, что вслед за «арабской весной» мы получим «китайскую осень» или англосаксонскую зиму». Экономистам прекрасно известно, что реальные доходы 60% населении США (как и других экономически развитых стран Запада) не только не выросли, а даже сократились на 5-25%.

В условиях, когда высокая степень долговой нагрузки на домашние хозяйства (подскочила с 63 до 125% ВВП в США за период 1977—2011гг.) не позволяет компенсировать падение доходов новыми заимствованиями, а 46 млн. американских граждан уже получают талоны на питание, мы рискуем увидеть возникновение волны голодных бунтов не только колониальной Африки и развивающейся Азии, но и во вполне благополучных до недавнего времени США и ЕС. В таком случае не стоит исключать вариант структурной ломки известных нам «демократических» режимов (контролируемых властью транснационального финансового, торгового и промышленного капитала), радикализацию социального протеста и приход к власти откровенно националистических и фашистских режимов, как это было в середине 30-х годов 20-го века.

Российской деиндустриализированной экономике не в силах помочь ни высокие, ни низкие цены на нефть

Для России надувание пузырей на финансовых рынках также не сулит ничего хорошего, кроме краткосрочного скачка цен на энергоносители, увеличение нефтегазовых доходов бюджета и рост сверхприбылей российских сырьевых монополий. В свою очередь, для 60% населения России с доходами ниже 15 тыс. рублей, которых Институт Социологии РАН относит к бедным слоям населения, скачок цен на сырьё и продовольствие спровоцирует падение покупательной способности доходов и сбережений, а также резкое снижение уровня жизни на фоне усиливающегося затухания российской экономики.

Напомним, что рекордно низкие показатели инфляции в 2011г. и первых месяцах 2012г. удалось получить исключительно благодаря статистическому эффекту низкой базы после 20-25% роста цен на продовольствие и 2-2,5-кратного скачка цен на гречку, картофель и капусту в конце 2010 и начале 2011г. Также свой вклад в снижение темпов роста инфляции внесло перекладывание сроков повышения тарифов естественных монополий. Неудивительно, что годовые темпы роста потребительских цен уже успели ускориться с 2-2,5% в начале 2012г. до 3,5% весной и 5,6% по итогам июля.

Продолжение надувания пузырей на товарно-сырьевых рынков не только подрывает стимулы для реальной модернизации экономики и набившего оскомину «слезания с сырьевой иглы», но также способствует усилению деградации структуры экономики и закреплению за Россией статуса сырьевого придатка.

Более того, скачок цен на минеральное сырьё и продукцию первичных переделов, на долю которых приходится свыше 92% совокупного объёма стоимостной оценки экспорта России,  спровоцирует повсеместный скачок цен на услуги естественных монополий, удорожание ГСМ и транспортных перевозок, что в условиях усиливающегося наплыва дешёвого китайского импорта и субсидируемого импорта лишь усилит падение конкурентоспособности отечественной обрабатывающей промышленности и загнивание наукоёмких отраслей.

И эта ситуация будет лишь усугубляться на фоне присоединения России к ВТО на кабальных условиях, которое лишь закрепит за Россией статус сырьевого придатка и рынка сбыта для продукции транснациональных корпораций. Также скачок цен на продовольствие в условиях высокой степени монополизированности экономики и торговли, а также ценовой беспредел сырьевых и естественных монополий очень больно ударит по карману рядовых граждан.

С другой стороны, в условиях, когда 60% экспорта приходится на минеральное сырьё, 92% — на продукцию первичных переделов, а больше половины доходов федерального бюджета только прямым на прямую (без учёта косвенных эффектов в смежных и поддерживающих отраслях) обеспечивается за счёт налогообложения нефтегазовых компаний (НДПИ, акцизы, экспортные пошлины и т.д.), падение цен на нефть нанесёт сильнейший удар по российской деиндустриализированной «экономике трубы».

Само по себе падение цен на нефть без кардинального изменения подходов к  финансово-экономической политики, проведения стимулирующей денежно-кредитной политики, борьбы с произволом монополистов, ограничения коррупции, повышением уровня поддержки отечественных товаропроизводителей (хотя бы до уровня Евросоюза), направления валютных резервов Минфина на модернизацию экономики и изношенной на 85% базовой инфраструктуры и повышения налоговой нагрузки на сырьевые отрасли (металлургия, удобрения и т.д.) не даст никаких стимулов для развития наукоёмких секторов экономики и слезания с нефтяной иглы.

Для России замедление экономического роста в Китае до минимальных отметок за последние 3,5 года, а также затухание производственной, инвестиционной и потребительской активности чревато, прежде всего, возможным падением цен на нефтяную смесь Brent ниже отметок в 85-90 долларов, что сделает невыполнимым исполнение бюджетных обязательств уже в следующем году. А также спровоцирует падение курса рубля по отношению к доллару до 34 рублей за доллар и торможение официальных темпов роста ВВП с нынешних 4,3% до 1-1,5%.

С учётом ускорившейся в летние месяцы инфляции и её хронического занижения в политических целях реальный обвал экономики России превысит 1,5-2%, обрабатывающие производства сожмутся на 2-3%, а реальные доходы населения вместо наблюдаемого роста на 2,2% упадут на 3-4% на фоне социальной инфляции в 10-12%. Помимо этого, в случае продолжения спада деловой и производственной активности в Китае под удар окажутся поставлены масштабные и крайне капиталоёмкие инвестиционные проекты российских нефтегазовых гигантов по строительству нефтепроводов в Китай, так как, с одной стороны, при ценах ниже 80 долл. за баррель теряется экономический смысл их строительства.

С другой стороны, далеко не факт, что Китаю потребуются уже законтрактованные объёмы нефти в условиях сползания мировой экономики в рецессию и что ему не будет проще пойти по примеру Турции и отказаться закупать российские углеводороды, выплачивая штрафные санкции и компенсации по договорам в рамках принципа «бери или плати». Однако никакие компенсации не помогут Роснефти и Транснефти в случае, если цены на нефть упадут ниже 80 долл. за баррель североморской смеси Brent, а Китай будет вынужден сократить объёмы закупок российской нефти на 20-25%. Совокупные чистые убытки для бюджета и российских нефтегазовых гигантов в таком случае могут достичь нескольких десятков миллиардов долларов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *