Мало занять правильную позицию, ее еще надо отстоять

Предлагаемая статья — очерк лишь об одной поездке балаковской команды коммунистов и комсомольцев лишь на одни выборы. Я специально не указываю конкретного места и конкретных людей. Проблема не в данном населенном пункте и не с данными конкретными нарушениями, а в той системе подавления голоса и воли народа, против которой очень тяжело, но можно и должно бороться. Любые совпадения описанных событий неслучайны.

Поездка балаковской команды на выборы в Самарскую область выдалась боевой. Помочь сохранить голоса избирателей нас пригласили коммунисты районного из удаленных райцентров (около 300 километров от Балаково). Долгий путь, короткая ночь и вот 11 наших наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса оказались на избирательных участках. Принцип распределения был таков, чтобы на как можно большем числе участков оказались наши, независимые от местных «князьков», представители, поэтому почти все балаковцы оказались на участках по одному. Исключение составил лишь участок в школе №1 райцентра, но об этом чуть позже. Скажу сразу: на разных участках ситуация была совершенно разная. Где-то все спокойно, без проблем. Сделали замечание, обсудили, поправили. Но были и такие...! После первых действий комиссий и председателей на них так и хочется сказать словами героя Абдулова из фильма «Гений»: «Страна непуганых идиотов». Я не знаю, к какому наблюдению привыкли эти комиссии, но к нашей реакции они оказались неготовыми. Расскажу на примере участка в той самой первой школе. Я прибыл туда по звонку из штаба, в котором мне сообщалось, что на участке конфликт. Как только я зашел в помещение для голосования, понял, что мне придется здесь остаться.

Представьте: длинный школьный коридор, достаточно широкий, но все же коридор. В дальнем конце расположена урна и кабинки голосования. По всей длине стоит полтора десятка столов, за которыми сидят члены избирательной комиссии. Напротив каждого стола очереди избирателей (в селе всегда голосуют все в одно время — утром). На этом конце — у входа предусмотрены места для наблюдателей. Таким образом ни урна (я уже не говорю о переносной), ни кабинки для голосования не просматриваются даже если наблюдатели встанут. Когда наши представители согласно инструкции попытались переместиться ближе к урнам и встать там у стеночки, чтобы не мешать процессу, им было заявлено, что для них выделено место, вот там и надо быть. Так и хотелось спросить, а что же не на улице-то? Но и это не все. Члену комиссии с правом совещательного голоса от КПРФ было заявлено, что его не знают, ему не доверяют, поэтому подходить к спискам избирателей, за которыми сидят такие же члены комиссии, только не от КПРФ, а также к бюллетеням ему нельзя. Представителю же СМИ (конечно от коммунистической газеты) запретили вести съемку: «Я не хочу, чтобы меня снимали» — такой аргумент выдвинула председатель комиссии. Такая вольная трактовка закона о выборах не могла быть принята нашей стороной, о чем и было заявлено председателю. Не привыкшая к «голосу возвышенному до протеста» председатель, она же директор школы и руководитель учителей — членов комиссии, приняла боевую стойку и рыком, привыкшим повелевать всей школой не выходя из кабинета, заявила, что мы препятствуем работе комиссии и будем удалены с участка. Я предложил местным милиционерам выполнить ее указание и попытаться удалить нас с участка. Видимо засомвневавшись в твердом знании закона председателем, а главное в ее логике, стражи порядка не спешили занять чью-либо сторону. Мы же, выразив свое ответное недоверие местным членам комиссии и особенно ее председателю, предупредили, что без милиции нас удалить отсюда ей не удастся. Во время перебранки нашу сторону попыталась занять женщина — наблюдатель не от нашей партии, на что председатель рубанула: «Вы что это им поддакиваете, они-то приезжие, а вам здесь жить и работать». Аргумент подействовал безотказно, но я понял, что не зря приехал в эту Богом, а главное законом, забытую провинцию.

Обстановка накалилась до такой степени, что я был вынужден вызвать представителя прокуратуры, а также нашего кандидата. Приезд кандидата не принес изменения в ситуацию. Представитель же прокуратуры оказался «миротворцем». Он предложил «компромисс», причем компромисс с законом: мы не подходим к урне, к бюллетеням (член-то комиссии), а следовательно — к спискам, а нас не удаляют с участка. Усомнившись в целесообразности такого сговора, я заявил, что лично меня можно будет удалить лишь сразу в отделение милиции и с вручением мне протокола с указанием нарушения с моей стороны. А все мои «можно» и «нельзя» прописаны в законе и не требуют дополнительной трактовки со стороны председателя комиссии, работнику же прокуратуры, вообще-то надо бы помнить о своей основной задаче: не примирять ситуацию с законом, а добиваться его выполнения. Однако, как мне показалось, служитель закона сам-то закон и не знал, поскольку мое цитирование подвергалось сомнению, а когда я предложил проверить это, взяв текст закона со стола председателя комиссии, мне было заявлено. Что надо иметь свой текст. С такой трактовкой быстро согласился прокурорский работник и опустив глаза поспешил скрыться. Но именно этот момент и стал переломным.

Поняв, что никакие силовые методы воздействия на нас невозможны, председатель перешла к тактике мелких уколов, рассказывая например всем знакомым о том, что понаехали, дескать, из Балакова бритоголовые мальчики скандалят и наводят свои порядки. Причем эти жалобы рассказывались так, чтобы слышали все пришедшие на выборы, обязательно мы и еще пяток близлежащих деревень. Апогеем стало заявление о том, что она, председатель, ведьма и она пророчит нам не доехать назад в Балаково. И если в пророчество я не поверил, то с характеристикой его наложившего готов был согласиться. Но это уже не могло помешать нам осуществлять нашу основную функцию — контроль. А контролировать было что. При первом же беглом взгляде на списки избирателей обнаружилось, что, судя по отсутствию росписей напротив фамилий людей с заполненными паспортными данными у одного из членов комиссии, бюллетени людям никто не выдавал. На сделанное замечание председатель комиссии ничтоже сумняшись отпарировала, что член комиссии просто недоглядела... и так восемьдесят раз...

Но как оказалось, не только на этом участке разбушевались «бритоголовые» коммунисты. Вывести молодых наблюдателей и членов комиссии от компартии пытались и на других участках. Причем команда поступила синхронно по телефону, и председатели комиссий стали лихорадочно вчитываться в направления. Где-то слово неправильно написано, где-то закон указан в прошлой редакции. И бдительных блюстителей направлений не волновало, что указание закона в направлении вообще не обязательно, а все последние формы избирательных законов всех уровней одинаково трактуют право партии на контроль на выборах. Не помогал и приезд кандидата, и неоднократное переписывание им направлений. При этом просьба показать председателя их версию закона вызывало негодование и усмешки, хотя по закону вся требуемая нормативная документация и законодательные акты должны находиться на участке и предоставляться по первому требованию даже простым гражданам. Так вот под тем или иным предлогом статус наблюдателя ставился под сомнение, и дальше шла попытка удалить члена коммуниста с участка. Что в это время происходило с урной, списками и бюллетенями остается только догадываться.

Об остальных нарушениях, выявленных и зафиксированных коммунистами в актах, лишь упомяну:

выдача чистых бюллетеней и выезд комиссии с переносной урной без реестра;

обход избирателей одним из членов комиссии до приезда урны;

вскрытие урн за несколько часов до срока закрытия участка;

несвоевременное закрытие участка;

участие в сортировке бюллетеней и их подсчете совершенно посторонних лиц (милиционеров);

и наконец апофеоз — наличие в урне бюллетеней в количестве существенно превышающем число выданных бюллетеней и проголосовавших по спискам избирателей.

Порой хотелось плюнуть на все: «гори оно все синим пламенем», если вы не понимаете, что творите в своем же доме, мы-то что здесь делаем. Но вдруг уже под утро, перед тем как нам уезжать с участка ко мне подошла все та же женщина-наблюдатель, запуганная председателем комиссии, и потихоньку но с большим трепетом сказала: «Спасибо большое, что вы приехали, показали им, что есть еще сила против них, вся надежда только на вас!». И вот тогда лично я осознал, какая огромная ответственность лежит на нас — последнем «гарнизоне» справедливости для огромного числа людей униженных, забитых и запуганных. И я всегда буду помнить глаза этой молодой женщины и надежду в них, выходя на пикеты и митинги, работая депутатом от компартии, разнося газеты и листовки, работая на выборах.

В четыре утра комсомольская команда, сдав в штаб копии протоколов и десятки актов о нарушениях и заявлений, выехала назад в Балаково. За последние двое суток удалось поспать лишь два часа, а в 8-00 на работу...

 

Мало занять правильную позицию, ее еще надо отстоять: 6 комментариев

  1. Всё верно написано! Действительно, беспредел, вседозволенность, неисполнение законов, грубость и хамство со стороны «власть имущих» и членов избирательной комиссии, с которым мы столкнулись на избирательных участках Самарской области — это основной инструмент в их руках для борьбы со своим НАРОДОМ! Но, видимо, народ для них — быдло, если они позволяют себе так поступать! :( :( :(

    Считаю, что этот очерк необходимо выложить в блог А.Ю. Анидалова на интернет-газету «Балаково Медиа». Думаю полемика и обсуждения будут горячие. И в нашу пользу! :) :)

  2. Читайте на сайте «Трудовой город Энгельс»: Комсомольская акция протеста против строки «ЭлектрМОП» и повышения тарифов за коммунальные услуги!

  3. 7.12.2010г. после долгих разбирательств, районный суд г. Ломоносов (Ленинградская область) вынес приговор фальсификаторам выборов и пересмотрел результаты голосования:

    К девяти месяцам лишения свободы условно приговорены председатель УИК №1008 города Елена Черемхина, и ее подчиненные — 23-летняя Надежда Гейченко и 24-летняя Ольга Хамкова за фальсификацию итогов голосования на муниципальных выборах 1 марта 2009 года «в пользу Единой России». После неопровержимых доказательств, предоставленных суду представителями партии КПРФ, подсудимые признались в том, что они подделывали заявления о голосовании на дому и «проголосовали», таким образом, за 55 человек.

    Попались они из-за обычного разгильдяйства, причем, возможно, не их самих, а тех, кто предоставил им «непроверенные» данные по спискам избирателей. В результате дамы проголосовали за несколько давно умерших граждан и при такой поддержке с того света пятьюдесятью тремя (53!) голосами «единоросс» Мишуткин победил коммуниста Журавлева.

    Обман совершенно случайно раскрыл сам кандидат от КПРФ Владимир Журавлев, наткнувшийся на одном из местных кладбищ на могилу одного из «голосовавших», умершего несколько лет назад. Начавшееся общественное расследование вынудило заняться этим делом районную прокуратуру.

    Представители прокуратуры на суде требовали наказания обвиняемым в виде одного года лишения свободы, адвокаты настаивали на шести месяцах, судья приняла решение приговорить Черемхину и Гейченко к девяти месяцам условно. Хамкова была освобождена от уголовной ответственности по состоянию здоровья.

    По результатам решения суда «единоросс» Мишуткин признан проигравшим в выборах, а коммунист Журавлев — победителем!

    Основные нарушения и фальсификации на выборах «единороссы» творят не сами, а руками рядовых членов избиркомов, обычно — бюджетников (учителей, врачей, социальных работников), полностью находящихся в их власти, таким образом, вовсю используя административный ресурс.

    Но рядовые члены избирательных комиссий, прежде чем идти на сделку с совестью, должны для себя уяснить, что даже незначительная фальсификация может обернуться вечным позором и серьезной бедой, с которой они, простые и бедные люди, останутся один на один, потому что их «заказчики», «почуяв жареное» и спасая свою шкуру, непременно принесут их в жертву (не смотря на то, что они всегда, «в случае чего», обещают защиту от наказания).

    Данный пример наглядное тому подтверждение.

    com-piter.ru/3151.htm

    vkontakte.ru/topic-9225_23736597

  4. Ирина, com-piter — сайт-обманка и работает против нас, лучше такие сайты не рекламировать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *