Экс-командир сгоревшей базы ВМФ: пока объект горел, пожарные тушили дорогие коттеджи

Стали известны новые подробности пожара на военной базе ВМФ под Коломной. На днях экс-командир, 43-летний подполковник Виктор Биронт  изложил собственную версию событий, из которой следует, что уволенные Президентом  РФ кадровые офицеры оказались «козлами отпущения».  А истинные виновники случившейся по-прежнему занимают высокие посты, в частности речь идет о «военном» министре Сердюкове, доведшего армию до ручки.

В эксклюзивном интервью Life News офицер изложил свою версию событий, из которой следует, что ему и его подчиненным пришлось фактически в одиночку спасать воинскую часть от огня без помощи МЧС, местных властей и вышестоящего начальства. По словам полковника, утром 29 июля выехал на периметр и расставил людей на границе с горящим лесом.

«Работали в лесу все — и гражданские, и военные, — говорит Биронт. — Я тоже там был, лишь периодически отлучался, чтобы позвонить и вызвать помощь. Приехали начальники ГО ЧС оценить ситуацию. Потом начался сильный ветер — порывы были около 20 метров в секунду — и погнал все из глубины леса. Страшно было попасть в огненные мешки. Вот, посмотрите — все руки, ноги обожженные. Мы стояли по периметру, до имущества было еще километра полтора. Такая картина страшная – огонь в лесу стеной. Я дал команду на эвакуацию. Я последний оттуда вышел, потому что орал до последнего, чтобы парни не погибли». Биронт сказал, что в должности командира базы был три месяца. «Мне дали эту часть в мае в новом составе, после сокращения, — рассказал Биронт. — Сократили 19 офицеров, 36 прапорщиков. Осталось всего 40 матросов, один сержант и четыре офицера — и это все люди на такую огромную часть. Плюс гражданский персонал, который то же относился с большим пониманием. Я не мог отправлять на борьбу с огнем женщин-заведующих, потому что средний возраст моих работниц 58-60 лет. Зарплаты низкие, по 5-7 тысяч, идут работать только пенсионерки, которые здесь много отработали. Они тоже помогали всем, чем могли. Мужчины тоже выходили в лес с топорами, с лопатами — пытались останавливать пламя». Офицер отметил, что лес на подходе к части горел 10 дней. «Неоднократно обращался, проводили тут совещания, уточняли, приезжали высшие чины, господин такой Шумеев — зам по безопасности, эколог приезжал сюда. Матросы двое суток по периметру стояли, не допускали распространения огня. В ГО ЧС звонил. Когда давали помощь, а когда и отказывали», — сказал Биронт.

Он обращает внимание, что своей пожарной команды у него в подчинении не было. «Ее сократили в феврале этого года, — рассказал Биронт. — Была просто внештатная пожарная команда, сами окапывали и всеми способами предохраняли. Когда я увидел, что очень все сложно – я ввел в эксплуатацию свой внештатный автомобиль, который я должен был сдать пожарным. Вообще, его эксплуатация запрещена, за то, что мы им пользовались, я должен был заплатить деньги. Завели этот пожарный автомобиль и поставили его туда. Водителя закрепил, который у меня использовался на полную катушку. Поливали, сбивали пламя, в общем, боролись, хотя специалистов у меня не было. Пришлось обучать своих офицеров, которые и занимались тушением пожара».

Уволенный командир сказал, что первые десять дней личному составу части удавалось справляться с огнем, при этом шли регулярные доклады в Москву с просьбой о помощи «и по телефону, и при утренних докладах, и факсограммами». «Просил дать помощь, — говорит Биронт. — Машину один раз дали. Из Щербинки с аэродрома пришел КАМАЗ, две цистерны вылил и уехал обратно. Местные все были у гражданских задействованы — села горят, администрация то же самое, потом с барского плеча кинули 14 заплечных огнетушителей, буквально за день до этого глобального пожара. В них уходили от части на километра два тушить лес». По его словам, авиабаза существовала словно бы автономно от местных властей. «Мы для города (Коломны) как будто не существуем: ни МЧС, ни милиции, никого с нами не было, — рассказывает подполковник. — Вот дачи по 1,5 миллиона долларов — спасали. Там и заслоны, и милиция. Первая помощь пришла спустя несколь ко часов — сколько я ни звонил, сколько ни просил. Только через пару часов прилетел пожарный вертолет. Пройти туда не можем — все горит, все полыхает. Людей быстро пересчитал. Потом пришла машина из Москвы, а к ночи прибыл замминистра обороны. Идти внутрь было невозможно. В противогазах матросы просто задыхались – они абсорбируют сажу. Я дал команду их снять».

О своем увольнении Виктор Биронт узнал из теленовостей. В этот момент он как раз писал объяснение в прокуратуре. В этом документе он указал, что из части успели спасти имущество на 40 миллионов рублей.

— Мои люди спасали новые машины. Сгоревшее имущество там было с истекшими сроками и требующее ремонта. А потом все закончилось, все закрыли, а нам сказали, что по большому счету все мудаки. Мол, здесь горит, а они лезут в пекло и спасают технику. Я не защищаю себя, я сказал как есть. По идее я должен был за три месяца вырвать все, что выросло за 60 лет в этом лесу...

Пресслужба РК КПРФ совместно с пресслужбой МК КПРФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *