«День чего-то там, выходной, короче», или почему праздник 4 ноября не приживётся

   Празднику 5 лет. Малый юбилей. Пора подводить итоги. Что отмечаем? Большая  часть «россиян»  на этот вопрос отметить не в состоянии. И это неудивительно. «День народного единства» как нельзя лучше показывает, что с единством плоховато.

   Во-первых, очевидно, что праздник совершенно искусственный. Придуман он только и  исключительно, чтобы заменить 7 ноября.

   Получилось? Нет. Людей, отмечающих годовщину революции, по-прежнему не мало, и в последние годы даже становится больше (судя по явке на демонстрации).

   Во-вторых, абсолютно неясно кто, как и с  кем единится.

   «Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру» — формулировочка не чья-нибудь, а патриарха Алексия, одного из инициаторов чудо-праздника. Политкорректность прямо-таки тошнотворная. Тут тебе и «россияне», и гражданский мир, и толерантный гимн многонациональному народу...

   Ничего  общего с исторической действительностью  официальная идеология не имеет. Однако ж Кузьму Минина упорно именуют  «этническим татарином», а на всех праздниках между батюшкой и муллой красуется раввин. Отсутствие ламы или шамана никак не объясняется. Фарс? Безусловно. И даже тот, кто не понимает этого сознанием «чует нутром» — уж больно эта официозная клоунада раздражает. Не праздник, а постмодерн.

   В-третьих, нелишне помнить, что гибель России в период смутного времени, казавшаяся почти неизбежной, была предотвращена «экстремистами» и по сути дела незаконными «банд-формированиями». С точки зрения права поляки сидели в Кремле абсолютно законно, а польский королевич Владислав (уже ставший законным русским государем) собирался выехать в свою новую страну. Так что мужик Минин с кадровым военным и худородным князем Пожарским – те ещё смутьяны, «раскачиватили лодок» и противники «России, которую начинали поднимать с колен» знаменитые семеро бояр.

   Поэтому аналогии, которые проводят между той смутой и нынешней самые разнообразные оппозиционеры не случайны.

   В-четвёртых, сама суть праздника – спасение страны от врагов внутренних и внешних  с помощью народного восстания  – игриво подменяется невзрачным «днём народного единства». Приживётся ли такой праздник в народе? Конечно, нет. Хотя бы объяснили простому русскому человеку, что мы в этот день полякам накостыляли. Так ведь нет – медведевцам перед поляками неудобно, они ведь (страшно помыслить) опять нам Катынь напомнят.

   Ну, и, наконец, главное: почему праздник не прижился, а люди до сих пор отмечают 7 ноября.

   День  революции для советского человека – день священный. Это годовщина  главного события в истории России, а может быть и всего человечества. Праздник, вызывающий ощущение сопричастности со всей страной, всем народом, всей историей своей страны, всей её индустриальной, духовной и интеллектуальной мощью. Что дали взамен? Просто очередной выходной с непонятным названием, которое большинство «россиян» даже не помнит.

   Суть  этой подмены уже много говорит о большевиках, руководивших СССР и временщиках, руководящих Россией сегодня. У тех был сакральный праздник, у этих – выходной для лежания на диване.

   Выходите  на демонстрацию 7 ноября! Хватит отлёживаться и пить пиво, пользуясь «законным  выходным». Минин с Пожарским пошли бы не в рядах продающих Россию бояр, а в рядах народа, который очень долго терпел, но, в конце концов, восстал и сбросил продающую Родину кремлёвскую олигархию. По началу таких неравнодушных было мало. Но в 1612 – уже стало достаточно, чтобы спасти Родину.

   И, может быть, именно в это воскресенье  на этой демонстрации познакомятся мелкий бизнесмен Минин и отставной  полковник Пожарский…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *