Член ГКЧП, коммунист Василий Стародубцев об августовских событиях 1991 года: В то время, как все силы были направлены на развал СССР, мы пытались сохранить государство

2011-08-18 16:34
 Общественно-политическая газета «Невское время»

Член ГКЧП Василий Стародубцев рассказал «НВ» о том, чего на самом деле хотели путчисты и почему им не удалось воплотить свои планы в жизнь.

Почти вся трудовая биография Василия Стародубцева связана с сельским хозяйством, причем в этой отрасли он – кандидат сельскохозяйственных наук, член-корреспондент ВАСХНИЛ – был отнюдь не рядовым руководителем. Но так уж сложилась жизнь, что большинству россиян Василий Стародубцев запомнился не своими трудовыми достижениями, а тем, что вошел в состав ГКЧП. Спустя 20 лет Василий Стародубцев поделился с «НВ» воспоминаниями о событиях 19–21 августа 1991 года.

– Сейчас звучат самые разные оценки и интерпретации августовских событий 1991 года. Василий Александрович, на ваш взгляд, чего в них больше – лжи или правды?

– Да и то, и другое есть. Больше всего я не согласен с тем, что нас называют переворотчиками и захватчиками власти. О каком захвате власти можно говорить, если в составе ГКЧП как раз и была вся власть Советского Союза – председатель правительства, «силовые» министры, представители руководства ЦК КПСС. Это был легитимный государственный орган, что позже подтвердили и в материалах уголовного дела против нас. И выступили мы за сохранение Конституции страны, за сохранение СССР, советского строя и нашего народа. Так о каком государственном перевороте может идти речь?!

Я в то время был председателем Крестьянского союза СССР, народным депутатом СССР и руководителем фракции. 417 человек было во фракции, которая имела колоссальное влияние на съезде. То, о чем сейчас говорят, мы видели уже тогда – все силы, в том числе западное влияние, были направлены на развал СССР. Искусственно опустошались прилавки магазинов, продовольствие «прижимали» на складах, колбасу машинами на свалки вывозили. Об этом в том числе говорилось в «Слове к народу», опубликованном в «Советской России» за месяц до августовских событий.

Помните, какие знаменитые люди его подписали? Писатели Юрий Бондарев и Валентин Распутин, генерал Валентин Варенников, певица Людмила Зыкина… Конечно, этим силам, которые разгромили нашу страну, погубили 20 миллионов человек – а именно столько Россия потеряла с конца 1991 года, – выгодно изображать нас извергами и переворотчиками, чтобы оправдать действия ельцинистов и всей этой банды под руководством Запада. Только враг собственного народа мог расстрелять парламент своей страны! Ельцин – безжалостный и жестокий человек. В стране люди гибли без куска хлеба, умирали, потому что лекарства не на что было купить, в полиэтиленовых мешках россиян хоронили, потому что денег на гроб не было, а он наслаждался властью!

После нашего ареста, еще находясь в «Матросской тишине», я пошел на выборы и был избран сенатором. Когда началась Первая чеченская война, члены Совета Федерации подготовили постановление палаты с требованием отстранить Ельцина от власти и отдать под суд за развязывание войны против собственного народа. Наши противники покупали голоса в палате. В итоге нам не хватило лишь двух голосов, чтобы отстранить Ельцина от власти. Правда, мне потом один человек признался: «Радуйтесь, что вы не победили. Если бы победили, вы бы отсюда живыми не ушли». Да, тогда Совет Федерации был сильный. Настоящий…

– Когда вы создавали ГКЧП, предполагали, что у вас может ничего не получиться? Ведь могли бы и расстрелять…

– Мы все были отнюдь не наивными людьми, и понимали, что может быть всякое. И ведь был план перестрелять нас всех по дороге в тюрьму. Нас ведь в Кашино повезли ночью. Вот и планировалась такая инсценировка, мол, какая-то группа военных пытается нас освободить, начинается перестрелка и в ней якобы мы все гибнем. Такую версию потом собирались выдать народу. Но в итоге на это не пошли, опасаясь, что у людей возникнут подозрения. Было ли страшно? Ну, если человек не умеет побеждать страх, его трудно называть человеком. Мы просто были готовы ко всему.

– Правда, что Горбачев был в курсе создания ГКЧП?

– Конечно! Он прекрасно обо всем знал. Рассчитывал так: если мы наведем порядок, он приедет и сядет в кресло. Если не получится, он скажет «Я тут ни при чем». Так и получилось. На него надежды не было никакой.

– Как вы думаете, что помешало реализации идей комитета и что было бы, если бы вам удалось осуществить задуманное?

– Думаю, если бы Валентин Варенников (на тот момент Главнокомандующий сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР. – Прим. «НВ») не уехал в Киев, у нас все было бы нормально. Мы бы не допустили развала Советского Союза. Навели бы порядок в стране, решили первые продовольственные программы, привлекли к ответственности тех, кто искусственно опустошал магазины. Склады ведь ломились от продовольствия, но его в продажу не пускали! Потому что так называемая оппозиция при поддержке Запада делала все возможное и невозможное. К Белому дому пришли 100 тысяч человек, там было море водки, закуски, деньги людям раздавали. Нам же обо всем этом в Кремль докладывали!

Народ-то весь был за нас, кроме тех, которые напоенные и накормленные пришли к Белому дому. Люди-то понимали, что происходит в стране, и нас поддержали многие города и республики.

Первым предал Павел Грачев, в ту пору командовавший ВДВ, нашей главной силовой поддержкой (Он выполнил приказ ГКЧП о вводе войск в Москву, обеспечил прибытие 106-й Тульской десантной дивизии, которая взяла под охрану стратегические важные объекты столицы, но уже 20 августа высказался против ГКЧП и начал выполнять приказы руководства РСФСР. Уже 23 августа Борис Ельцин назначил Грачева председателем Госкомитета РСФСР по оборонным вопросам, а после развала СССР – министром обороны. – Прим. «НВ»). А Леонид Кравченко, который возглавлял Госкомитет СССР по телевидению и радиовещанию? Вместо того чтобы объяснить народу, что происходит, он включил «Лебединое озеро» на всех каналах! Никто его об этом не просил. То есть целая цепь предательств. Страшная цепь… Но мы все равно решили идти до последнего.

– Лично вас не пытались переманить, подкупить?

– Было. Звонили в Кремль, где мы все провели эти трое августовских суток, говорили, мол, тебя ждет великое будущее, будешь или премьер, или вице-премьер. Только сделай заявление! Люди из руководства Минсельхоза, из Агропромышленного союза уговаривали, мол, тебя же тюрьма ждет, а тут такие возможности предлагают! Я отвечал, что лучше в тюрьму, и бросал трубку.

– Вы говорите, народ вас поддерживал. Почему же в Москве и в Петербурге вышли на улицы только сторонники Ельцина, а защитники СССР остались дома?

– А я скажу почему. Многому научила нас Коммунистическая партия, но бороться с внутренними врагами, распознавать их не научила. Мы привыкли бороться с врагами внешними. Я видел войну. Мне тогда 10 лет было. Видел, как наши совсем юные мальчишки с тонкими шейками сходились в штыковой с откормленными профессиональными убийцами и побеждали. А перед внутренними врагами все мы оказались бессильны. Они, как червь в яблоке, выросли внутри нашего общества, учились в той же Америке, кого-то за границей завербовали. Что вы усмехаетесь? Да я лично с этим столкнулся!

Был в 1976 году в Канаде, так меня наш посол Яковлев пытался вербовать! Почему меня? Нас три брата было, все – руководители хозяйств, и на братьев были гонения. Вот он и посчитал, что из-за братьев я пойду против советской власти. Так что против нас шла война на протяжении многих десятилетий. Помните, что Аллен Даллес сказал? Еще пушки стреляли в марте 1945-го, а он сказал: «Этот народ победить извне невозможно. Мы подкупим их прессу, их политиков, мы вдолбим в их головы наши ценности и поставим этот непокорный народ на колени».

– Представим, что колесо истории повернулось на 20 лет назад. Зная, чем закончится короткая история ГКЧП, вы бы избрали тот же путь?

– Да. Я своих убеждений в нашей правоте не изменил. Другое дело, что уже тогда многое было потеряно. Например, мы надеялись на армию. Но и она стала жертвой политических интриг. При этом никто из нас даже не планировал применять силу. О чем вы! Тогда бы море крови пролилось у Белого дома! На крови построить государство невозможно. 20 лет мы кувыркаемся, гибнет страна, потеряли 20 миллионов человек, промышленность и сельское хозяйство разрушены, наука, здравоохранение, образование – все погублено! Казалось бы, 20 лет – а мы за это время шагнули не вперед, как нам обещали, а назад на полтора века.

Была еще одна причина такого исхода событий. Не для нас, членов ГКЧП, а для страны. В годы правления Горбачева против нас шла страшная информационная война. Вы этого почему-то не учитываете. Нам усиленно внушали, что в капиталистическом мире – рай, а в СССР все плохо. А я еще в советские годы проехал множество стран, видел, видел целые кварталы трущоб, гарлемы в Вашингтоне и Нью-Йорке. Жуткая картина! И уже тогда убедился, что мы-то живем лучше всех. Да, не все, не везде, но, как говорится, «в среднем по больнице» много лучше. А нашим людям вбивали в головы другое, народ-то у нас доверчивый был. Сама советская власть сделала людей такими, у них на уровне подсознания была вера: все, что говорят по телевидению и пишут в газетах, – чистая правда. Так что это тоже одна из причин.

– На ваш взгляд, какова историческая роль ГКЧП и какие уроки из событий августа 1991-го были извлечены?

– Главный урок извлекла власть: она почувствовала, что с народом можно делать все что угодно.

 
Досье «НВ»

Василий Стародубцев родился в 1931 году в деревне Воловчик Липецкой области. Еще мальчишкой помогал колхозникам выращивать урожай для фронта. После войны учился в аэроклубе, по окончании которого был призван в армию. Пять лет прослужил в авиации. После демобилизации работал механиком-машинистом горных машин на шахте. Окончил школу подготовки руководящих кадров для колхозов и совхозов, в 1965 году – Воронежский сельскохозяйственный институт, в 1972-м – аспирантуру при Всесоюзном институте животноводства, в 1973 году защитил кандидатскую диссертацию.

В 1964 году был избран председателем отстающего колхоза Новомосковского района, который в короткие сроки вывел в передовые. Возглавлял агропромышленное объединение «Новомосковское», Крестьянский союз СССР, неоднократно избирался председателем Агропромышленного союза России, был народным депутатом СССР. В августе 1991 года входил в состав Государственного комитета по чрезвычайному положению, вместе с другими членами ГКЧП был заключен в тюрьму «Матросская тишина». В июне 1992 года освобожден, вернулся в сельское хозяйство.

В декабре 1993 года был избран членом Совета Федерации. В марте 1997 года – губернатором Тульской области. В настоящее время – заместитель председателя Комиссии Госдумы по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам, член фракции КПРФ.

Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники. Кандидат сельскохозяйственных наук, член-корреспондент ВАСХНИЛ. Награжден тремя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, «Знак Почета», Святого благоверного князя Даниила Московского II степени, Преподобного Сергия Радонежского II степени, золотым знаком «Горняк России».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *