Чего нам ждать от полиции?

На прошлой неделе комитет по государственному строительству областной Думы большинством голосов принял решение рекомендовать областной Думе поддержать проект федерального закона «О полиции» и нет сомнений, что единоросское большинство согласится с этим предложением. Мои аргументы против поддержки оказались безрезультатными. Выношу их на общественное обсуждение.

По своему значению понятие «милиция» связано с охраной гражданских прав населения, борьбой с преступностью, хищениями собственности и т.п., а «полиция» — с сохранением государственного строя, режима правления, его общей безопасностью. В “Новейшем большом толковом словаре русского языка” читаем: “МИЛИЦИЯ. 1. В СССР и в России после 1991 г.: государственный орган для охраны общественного порядка и безопасности граждан, ведущий борьбу с преступностью и правонарушениями” А вот что говорится там же о слове “полиция”: “ПОЛИЦИЯ. 1. В России до 1917 г. и некоторых других странах: система особых органов надзора и принуждения, располагающая вооруженными отрядами для охраны существующего строя и порядка”.

Смысл этих двух слов сохраняется в народной памяти, хотя далеко не каждый способен их сформулировать. Словосочетание «народная милиция» приемлемо, но вряд ли когда-нибудь скажем «народная полиция» — это противоречит сложившимся понятиям. Точно так же возможна и понятна полицейщина (полицейский режим, полицейское правление), но нет и быть не может милицейщины (или милицейского режима, милицейского правления).

На оккупированных в годы Великой Отечественной войны территориях нашей страны появилось слово “полицай”. Слово-приговор, клеймо для предателя, изменника Родины — как оценка тех, кто пошел в услужение оккупантам, стал их прихвостнем, врагом своего народа. А теперь полицейскими и полицаями будут называть тех, кто охраняет покой наших граждан, кто днём и ночью несет свою трудную службу, нередко рискуя собственной жизнью, — наших милиционеров. Естественно, имею в виду лучшее их большинство, а не отдельных отщепенцев. Вряд ли могут появиться у нас полицейские народные дружины. Кто в них пойдет добровольно?

На возражения, что люди привыкнут и всё встанет на свои места, приведу пример переименования города Ленинграда в Санкт-Петербург. В бытовой речи этот город для большинства остаётся Ленинградом, а ведь прошло уже около 20 лет.

Слово — “милиция” (с производными “милиционер”, “милицейский” и др.) в общественном языковом сознании связано с заботой властей, государства о благополучии, покое и охране личных прав и свобод граждан, а второе — “полиция” (с производными “полицейщина”, “полицай”)  навсегда соединилось в нашем общеязыковом сознании с антидемократической, антинародной политикой государства, с отторжением народа от власти, ее представителей.

Вряд ли эти соображения не обсуждались авторами законопроекта. Однако на высшем политическом уровне принято решение в пользу полиции, а значит часть 1 статьи 1 проекта ФЗ «О полиции» («полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации…для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и обеспечения общественной безопасности») есть не более чем ширма, скрывающая суть. Это подтверждает и последующий текст законопроекта. Очень примечательно фактическое отсутствие в нем ответственности полицейских (куцая статья 33 не в счёт), хотя такая норма имеется в Федеральных законах «О статусе военнослужащих» (Глава III), «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» (Глава 12) и т.д. Права есть, а ответственности, по существу, нет. А ведь полицейскому предоставлены полномочия в применении силы, спецсредств, наконец, оружия против граждан. К примеру, в статье 5 «Сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению». А если он нарушил этот «запрет» то в соответствии со статьёй 9 «приносит извинения гражданину, чьи права и свободы были им нарушены». За пытки и унижения человеческого достоинства — извинения!?

Очень спорным является право о беспрепятственном использовании транспортных средств. Представим себе на минуту: человек в форме где-то на дороге останавливает личный автомобиль и, высаживая водителя, говорит, что машина нужна ему для оперативных целей. А как же конституционная норма о неприкосновенности частной собственности? (статья 35) Еще совсем недавно средства массовой информации иллюстрировали подобную остановку автомобилей на МКАД, закончившуюся плачевно для водителей-собственников.

Возникают вопросы и по праву проникновения в жильё, применению оружия (статья 24) и т.д. По существу этим законом учреждается репрессивный орган по защите власти от населения т. е. действительно полиция, а основа Конституции РФ – её 1 и 2 главы перестанут действовать практически в полном объеме. Так что меняется не  название, а в суть.

 Закон будет принят партией чиновников «Единой Россией» в собственных интересах. Думаю, что в ответ на «полицейщину» народ вынужден будет создавать партизанские отряды

Депутат Саратовской областной Думы      О.Н. Алимова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *