Михаил Делягин: принят «закон об уничтожении России»

Известный экономист Михаил Делягин откликнулся на принятие Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». За этим «скучным» будничным названием скрывается настоящая бомба – масштабная губительная реформа всей бюджетной сферы Российской Федерации.

Накануне майских праздников Госдума стремительно приняла несколько раз откладывавшийся проект закона о бюджетных учреждениях, а Совет Федерации не менее стремительно одобрил его, направив на подпись президенту. Характерно, что глава Совета Федерации, штатный «оппозиционер его Величества» Миронов при этом активно критиковал только что одобренный под его председательством закон.

После этого президент Медведев торжественно дал гарантии того, что «никакого перехода к платному образованию не предполагается и из закона не вытекает, остаются прежние нормы предоставления образовательных услуг». К сожалению, эти гарантии, как следует из размещенного на президентском сайте текста беседы, основаны не более чем на обещаниях Министра образования Фурсенко. Добросовестность и профессионализм последнего общеизвестны, а его деятельность позволяет, насколько можно судить, с полным правом называть его палачом российской системы образования.

Мы хорошо помним подобные заверения, дававшиеся и по поводу людоедской «монетизации льгот», и по поводу тотального внедрения ЕГЭ, в результате которого, по мнению работников высшего образования, «возникло целое поколение абитуриентов, которым в принципе нельзя дать высшее образование, так как у них нет среднего». Давались они и по поводу других реформ либеральных фундаменталистов, неутолимо разрушающих нашу страну.

Что же заставило президента Медведева давать столь странные гарантии — по сути дела, о ненарушении Конституции, гарантом которой он должен быть по своей должности?
Читать далее «Михаил Делягин: принят «закон об уничтожении России»»

Монетизация души и совести. Статья Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова


Миновали майские праздники – День международной солидарности трудящихся и День Победы. Как повелось со времен развала СССР, праздник трудящихся представители «демократической» власти стараются игнорировать. Его исторический и социальный смысл им не по нраву, поскольку он полностью противоположен идеологии криминально-олигархического капитализма. Но вот День Великой Победы советского народа-освободителя в самой страшной войне в истории человечества власти игнорировать не могут. Более того, повсеместно высшие чиновники всячески подчеркивали свою причастность к общенародному празднику. Подчеркивали, по обыкновению навязчиво, будто намекая чуть ли не на свои личные заслуги в достижении Победы. А заодно и на причастность к ней послушного идеологического отряда – нынешней «правящей партии». Самореклама власти, для которой в последние годы беззастенчиво используется и Советская Победа, сопровождалась многочисленными высокопарными речами – о гордости за страну, о верности исторической памяти, о благодарности ветеранам, о радужных перспективах России, семимильными шагами движущейся к «светлому капиталистическому завтра». Но на деле власть приготовила стране к майским праздникам такие «подарки», которые попирают интересы трудящихся и грозят перечеркнуть последние остатки завоеваний народа-победителя.
Подробнее см. http://kprf.ru/dep/79072.html

ЕГЭ — диверсия против РОССИИ

А.Ю.Анидалов, кандидат технических наук, доцент БИТТиУ СГТУ,

Тестирование как способ оценки уровня различных специальных и профессиональных знаний давно применяется в США, Великобритании, а в ряде случаев и в России при выборе соответствующей кандидатуры на различные вакансии на исполнителей и руководителей нижнего и среднего звена производств и офисов.

Однако объективность оценки знаний, а особенно интеллектуальных и познавательных способностей с помощью тестирования в чистом виде подвергается сомнению у большинства исследователей. Так наиболее известные исследователи познавательных способностей в России В.Н.Дружинина, М.А. Холодная (Российская академия наук), высказывают научно обоснованное мнение о том, что тесты, неподкрепленные другими параллельными методиками, не способны адекватно оценить способность человека познавать, и даже неспособны объективно выявить набор конкретных знаний у испытуемых. А если цитировать дословно, то «... даже самые подробные тесты в отрыве от других методик и подходов (собеседование, творческие работы и т.д.) не способны оценить НИЧЕГО».

Но объективности ради, давайте проведем собственный анализ соответствия целей вступительных экзаменов в ВУЗ методу отбора ЕГЭ и результатам такого отбора.
Так целью вступительных испытаний (согласно положению о высшей школе), является конкурсный отбор абитуриентов, способных при дальнейшем обучении с максимальной эффективностью осваивать программы профессионального образования. При этом можно выделить три задачи:
— оценить объем знаний по отдельным дисциплинам;
— выявить общие познавательные способности (способность воспринимать, усваивать и преобразовывать получаемую информацию);
— обеспечить равные условия для всех претендентов.
Еще в 2003 году на базе БИТТиУ СГТУ проводилось исследование эффективности решения этих задач с помощью ЕГЭ. Нет смысла останавливаться подробно на методах исследования и результатах, но можно привести ряд наиболее понятных простому читателю. Так, например, элементарное сравнение результатов тестирования со стандартными оценками по дисциплинам в аттестате и последующими оценками при обучении в ВУЗе, показали соответствие лишь в 65% случаев, что чуть больше результата случайного отбора и совершенно не соответствует цели. Кстати, стандартная методика (не ЕГЭшная) дает совпадение до 83%.
Что же касается познавательных способностей, то картина еще более удручающая. Для непосвященного читателя необходимо кратко (на пальцах) пояснить, что традиционные, общепризнанные теории говорят о том, что познавательные способности проявляются в двух видах: логические (умение решать различные задачи в соответствии с имеющимися логическими алгоритмами) и творческие способности (умение принимать нестандартные решения, обладать нетрадиционным взглядом на вещи и ситуации). Не вникая в научные подробности исследований РАН, следует, опираясь на результаты этих исследований, отметить, что в силу своих особенностей тестирование как метод оценки знаний или способностей приемлемо лишь для людей с преобладанием логических способностей. Люди же с творческим складом ума психологически не способны успешно решать какие бы то ни было тесты вообще. Уже один этот факт говорит о том, что ЕГЭ ставит людей, обладающих одинаковыми знаниями, но разными познавательными особенностями в неравные условия, отсеивая «творческих» абитуриентов.
А кто же более ценен для обучения в ВУЗе? Согласно тем же исследованиям, 80% людей, добившихся успехов в различных областях к 20-30 годам, а также аспирантов, ученых, изобретателей и руководителей верхнего эшелона обладают в большей степени творческими способностями. Аналогичные оценки дали и члены экспертной группы, состоящей из руководителей ряда предприятий и преподавателей ВУЗов города. В свою очередь логический склад познавательных способностей более ценен для специалистов среднего звена, основная задача которых строго выполнять необходимые инструкции и точно решать поставленные задачи в соответствии с требованиями стандартов и алгоритмов.
Опираясь на это, можно утверждать, что, внедряя ЕГЭ в систему отбора при поступления в ВУЗ, мы существенно снижаем научный и руководящий потенциал общества.
А что же США? Не секрет, что огромную часть высшего эшелона руководителей и ученых соединенных штатов составляют выходцы из стран, в которых нет системы ЕГЭ, особенно из стран с так называемой советской системой образования. Когда США попытались внедрить эту систему в европейские страны, те (кроме Великобритании) отказались от столь сомнительного «подарка», указав на отставание среднестатистического высшего образования США от европейского уровня.
Зададимся вопросом, кому же выгодно в системе жесткой научной и экономической конкуренции в мире «обезглавить» российскую науку и экономику, указав россиянам место не выше специалистов среднего звена «топливной империи» (читай колонии)? Отдельный разговор можно вести и об обороноспособности страны. Так почему, несмотря на многочисленные протесты научной общественности, учителей, родителей, мировой опыт, наши чиновники упорно внедряют эту систему? Или они слепы, глухи и тупы или их действия — откровенная диверсия против Российского государства, его народа, его будущего. Чьими агентами влияния являются эти господа? Эти вопросы становятся все более риторическими, когда видишь, что творит с нашим образованием, сельским хозяйством, промышленностью, армией, с нашим народом нынешний режим.
PS. Конкретные научные ссылки и обоснования публиковались не раз автором этой статьи с 2003 года во многих научных изданиях и представлялись на научных конференциях, нашли подтверждение в исследованиях других ученых, но не были приняты во внимание чиновниками.